• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:45 

Даниэль
Я решил завести дневник - причуда такая -
Бессонной ночью - бес совет нашептал.
И вот пишу - в чернила перо макая -
Каллиграфической вязью - «Дневник шута».

Да, у меня безукоризненный почерк -
Куриным отметинам прочих отнюдь не чета
Но только - какая разница - кто захочет
Дневник шута короля серьёзно читать?

Шуту не положено быть из грамотеев -
Он должен скрывать, что когда-то кончил лицей.
Хотели шута - получите то, что хотели -
Макаку и маску в одном побелённом лице.

И только ночами - в тетради под вытертой кожей -
Чёрной - ночи в окне и мыслей черней -
Я вспоминаю то, что сыграл или прожил -
Хотя и не знаю - есть разница - или нет?

О чём мне писать? Январь. Холодная вьюга.
Колокола на сером рассвете звенят.
Мой господин король чем-то испуган.
Мой господин король осерчал на меня.

Февраль. На лице и карнизах - лёд серебристый.
И воют волки под белёсой луной.
Моя госпожа королева скинула принца.
Король её высек. Потом меня заодно.

Март - и король в какой-то поход выезжает.
Развеяться - или людей, как зверьё, пострелять.
Моя госпожа королева - точно чужая.
И шепчутся дамы - король её высек опять.

В апреле короче становятся чёрные ночи -
И солнце мало-помалу изволит погреть.
Мой господин король меня видеть не хочет.
А я нарвал королеве в парке сирень.

Моя королева - бледна и равнодушна.
Король отсылает её - говорят, в монастырь.
Король всё может. Он - властелин и муж ей.
А мне остаётся над этим только шутить.

Май. И маются кошки с шутами вместе.
Брожу по ночам по барам в чужом плаще.
Я королеву вижу - только на мессе.
Моя королева не видит меня вообще.

Июль - жара - всё кончено - всё решилось.
Король отослал её - в далёкую глушь.
И у меня в груди - колючие шилья -
И почему-то из глаз вытекает тушь.

Она далеко - говорят, что будет другая -
Невесте шестнадцать лет - хороша и чиста.
И, говорят, привезёт с собой попугая,
Который с успехом заменит любого шута.

Кто говорит - в сентябре, а кто-то - что позже.
А я - как волк - вою в ночи на луну.
Может быть, это ещё окажется ложью.
Может, мою королеву ещё вернут.

А на щеках опять - шершавые пятна,
И чёрной тушью снова плачут глаза.
Этот дневник надо подальше спрятать -
Иначе прочтут - и непременно казнят.

Почерк мой, и правда - каллиграфический -
Да только всё размыла солёная муть.
Хватит писать. Призывает его величество.
Надо идти к нему - и шутить как-нибудь.

Осень пришла. Ворона в трубе околела.
У королевского повара торт погорел.
Кстати, ещё говорят, что королева
Повесилась ночью в каком-то монастыре.

@темы: Я, Стихи

14:40 

Игла

Нуремхет
дикий котанчик
Мне досталась по наследству чародейная игла.
Я сперва не понимала, для чего она была:
Рваных платьев не латала, всякий раз теряла нить,
Часто ногти норовила мне от пальцев отделить.

Я устала с нею биться и забросила под стол,
Там в пыли и паутине пробыла она лет сто.
Я взяла другие иглы, вышивала при свечах,
И чудесные полотна окружили мой очаг.

Так, в работе и покое прожила я целый век,
Но однажды летним утром подняла глаза наверх:
В белом пепле, в алой пене с неба падала звезда —
Вот обрушила деревья и свалилась у пруда.

Я оставила работу и отправилась к звезде.
Ручеек багровой крови потихоньку полз к воде.
В буйных зарослях осоки, пав в беспамятстве на мель,
Оглушенный и разбитый, умирал крылатый змей.

Пасть полна кипящей крови, кости выбиты из лап,
Знать, никто на белом свете не видал такого зла.
Ребра вырваны наружу и оплавлены в огне,
Видно, как трепещут жилы в раскаленной глубине.

Шея взрезана крест-накрест, не удержит головы,
Беспощадная расправа — упреждение живым.
Смотрит тупо, смотрит слепо, золотым горят глаза,
В кровянистой лунке зуба копошится стрекоза,

Хвост простерся неподвижно, почерневший от огня.
Повезло еще бедняге, что свалился у меня.

Я прочла над ним заклятье, что упрячет от беды,
Из колодца за избушкой принесла ему воды,
Я лисиц, волков и рысей прогоняла с глаз долой
И сшивала змею раны зачарованной иглой.

Вместо нити я осоку с волосами завила,
Сшила грудь ему и плечи, сгиб разбитого крыла.
Нить ложилась незаметно первый раз за целый век,
Лишь густые пятна крови оставались на траве.

Я поила змея зельем, омывала каждый шов,
На восходе солнца клала в пасть целебный корешок.
За луной луна сменялась, я сидела у пруда,
И цвела росой кровавой полумертвая вода.

***

Нашу дочь зовут Дальянкой, будет двойня по весне,
Я живу в любви и неге, в небывало странном сне.
В сундуке — льняной мешочек, там лежит моя игла,
Что крылатому супругу вновь подняться помогла.

14:40 

Игла

Нуремхет
дикий котанчик
Мне досталась по наследству чародейная игла.
Я сперва не понимала, для чего она была:
Рваных платьев не латала, всякий раз теряла нить,
Часто ногти норовила мне от пальцев отделить.

Я устала с нею биться и забросила под стол,
Там в пыли и паутине пробыла она лет сто.
Я взяла другие иглы, вышивала при свечах,
И чудесные полотна окружили мой очаг.

Так, в работе и покое прожила я целый век,
Но однажды летним утром подняла глаза наверх:
В белом пепле, в алой пене с неба падала звезда —
Вот обрушила деревья и свалилась у пруда.

Я оставила работу и отправилась к звезде.
Ручеек багровой крови потихоньку полз к воде.
В буйных зарослях осоки, пав в беспамятстве на мель,
Оглушенный и разбитый, умирал крылатый змей.

Пасть полна кипящей крови, кости выбиты из лап,
Знать, никто на белом свете не видал такого зла.
Ребра вырваны наружу и оплавлены в огне,
Видно, как трепещут жилы в раскаленной глубине.

Шея взрезана крест-накрест, не удержит головы,
Беспощадная расправа — упреждение живым.
Смотрит тупо, смотрит слепо, золотым горят глаза,
В кровянистой лунке зуба копошится стрекоза,

Хвост простерся неподвижно, почерневший от огня.
Повезло еще бедняге, что свалился у меня.

Я прочла над ним заклятье, что упрячет от беды,
Из колодца за избушкой принесла ему воды,
Я лисиц, волков и рысей прогоняла с глаз долой
И сшивала змею раны зачарованной иглой.

Вместо нити я осоку с волосами завила,
Сшила грудь ему и плечи, сгиб разбитого крыла.
Нить ложилась незаметно первый раз за целый век,
Лишь густые пятна крови оставались на траве.

Я поила змея зельем, омывала каждый шов,
На восходе солнца клала в пасть целебный корешок.
За луной луна сменялась, я сидела у пруда,
И цвела росой кровавой полумертвая вода.

***

Нашу дочь зовут Дальянкой, будет двойня по весне,
Я живу в любви и неге, в небывало странном сне.
В сундуке — льняной мешочек, там лежит моя игла,
Что крылатому супругу вновь подняться помогла.

14:38 

Пророчество

bel Enlil
I'll follow you, Apollo.
Я хочу, пожалуй, ничего:
Чашку чаю; может быть, конфету;
Соки влить в прожилки сухоцвету;
Лёгкой смерти – навсего-всего.

Я могу, наверно, до конца
Медлить и тянуть из мыслей жилы,
Будто бы они не шестикрылы –
Ангелы слепого чернеца.

Я была – и есть, какой была,
Но весна плеснула в небо синим.
Слава ей! На зависть всем богиням
В этот год я не узнаю зла.

@темы: Лирика, Стихи

12:51 

Обращение к внутреннему герою

Tursiops Truncatus
дельфин
Разбуди уснувшего героя детства,
Разбуди, он не совсем еще забыт.
Пусть в своих снах от бедствий он
Еще спасает твой чудный юный мир.
Побитый рыцарь стоять еще способен,
И его лицо ты узнаешь, конечно.
Ведь в отражении, сквозь ссадины и кровь
Ты разглядел свой взгляд, свою печальную усмешку.
И в своих грезах он еще бродил
По степям. И размышлял он об устройстве мира.
Он путешествовал, он путешествовал один
И идей твоих и мыслей водопады видел.
Он видел все, и видел бесконечные поля.
И вместе с облаками твоих чувств кричал навзрыд.
И собираясь в путь, он определенно знал,
Что быть может он умрет в пути.
И он узнал, узнал твою печальную кончину
И сказал, что пусть он изранён
Что пусть его давно расколот щит
Но он, твой рыцарь, ты, будет сломанным мечом
разить врагов

@темы: Стихи

15:17 

Призрак

i-key
Шило в попе - мой внутренний стержень
Когда весна комком подступает к горлу,
бродит по городу глиняный серый Голем,
Лицо прикрывая зонтом, притворяясь тенью
вымокших сумерек, сделок со сновиденьем

Юзеры льнут к витринам, бегут в кофейни
им надо ловить покемонов, сражаться с фейри
у них друзья в интернете, реклама, тренинг
и океан немыслимой глупой хрени

Его печаль крошится разбитой плиткой,
осколками, что не склеятся лентой липкой
его печаль стучится в грудную клетку
...А ветер играл бесприютной замерзшей веткой,
в сердце кричали злые ночные птицы
выклевав стекла в гулких сухих глазницах

Топай домой, растворяй в коньячище горечь
весна подступает к горлу - разбейся, Голем

@темы: Стихи, Настроение

19:09 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Чувство предсмертия – смерть во сне.
Скалы не знают влеченья к ней,
но равнодушие – тоже страсть.
Небо – заботливый старший брат -
к морю склоняется головой.
Так Уроборос зубами хвост
крепко сжимает на глубине.
Море, извывшись, иссатанев,
в самый мучительный, волчий, час
бьется со скалами.
Те молчат.

Скрючена, ростом невелика,
девочка бродит у серых скал,
читать дальше

Михли

16:08 

Авиационная версия сказки про мальчика Кая

Jager Himmel
/Нету смерти мне кроме излома крыльев серых Юнкерсов на виражах./ Циничный лирик/
Сердце Кая разбито небом.
У него вместо Герды и Королевы
Стоит самолет в ангаре. Он ждет полёта,
Проверяет двигатель и оплётку,
Измеряет масло, топливо, правит стойку...
Он за это выплатил неустойку
В два размера излитых слез,
В десять выпитых чаш вина,
В боль от старых разбитых грёз.
У него осталось небо и тишина.

Королева где-то ласкает Герду,
Та из льда собирает Вечность.
Кай за ней полетел бы, наверно,
Но проклятая человечность
Всё мешает - ей нравится с Королевой.
У него осталась лишь техногенная Ева -
Его первая, собранная из перкаля,
Та, что согласно словарю Даля,
Называться должна бипланом.
Он зовет ее тихо - Анна.

@темы: Стихи

15:06 

это Анна.
Ой, мистер, а он меня любит, правда-правда!
На него не хватило мук,
Износились венки.
Он воздвиг бы купол из рук,
Жаль, у него
Всего
Две руки

И глаза -
Озёрная бирюза.
Взгляд котов
И детей,
Глаза
Всех смертей.
На него не хватило крестов.

Он ступает в воду,
Пытается плыть,
Ни о чём
Не думать,
А просто быть,
Дать безмолвному морю
Себя отмыть,
Заточить песком,
Словно камень.

Но уходит
По морю
Босиком,
Разводя корабли
Руками.

@темы: Стихи

13:22 

Далекий берег

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Есть берег далеко, за грохотом морей,
Восстав из облаков, он тает на заре.
Он блекнет предо мной - так меркнут миражи -
Лишь мыслью обманусь, что сон мой достижим.

За грохотом морей, за темным мраком гор,
Где мечется борей, где ширится простор,
Есть берег, берег мой, что так похож на сон,
Но вспомнить не могу, где мне встречался он.

Он снится мне давно, и плачу я во сне,
В сиянии дневном, пока искрится снег,
Мелькнет и тает вновь - так замолкает звук -
И с трепетом я жду прекрасных этих мук.

Есть берег далеко, есть град на берегу,
Года текут рекой, а я за ним бегу.
И берег долгий тот, и город странный тот
Померкнут, стоит лишь зайти за поворот.

Как в линиях ладонь, где жизнь и боль мои,
Дороги до одной я вижу в забытьи.
Но города того мне не догнать во век,
Достичь его едва способен человек.

Пока не узнан он, огонь и свет вдали,
Неуловимый сон, исполненный любви,
Пока не узнан он, мне есть, к чему идти.

Обманчиво далек всегда конец пути.

@темы: Настроение, Стихи, Творчество

00:27 

Dreamer_girl
я нахожусь в пространствах своей души....
Тоска и боль сплелись воедино,
Просверлив черную дыру в груди;
Проходят дни...год промчался мимо,
Оставив бездну холодной пустоты.

Я задаю вопросы,
но ответом служит тишина:
А боль когда-нибудь отпустит?
За что зацепиться, чтобы вылезти со дна?


Как же так получается,
Что тебя, мама, нет нигде?
Ты там, откуда не возвращаются,
И как же мне жить теперь?

Время, может, и залатает эти раны,
Но пока что- я еле дышу,
Пусть они скорее затянутся шрамами,
А за спиной расправятся крылья-
И я снова взлечу.

7.03.2017

@темы: Стихи

00:13 

Детство

Snuffick
Пусть эти заглохнут сопла,
Пусть снова трава зеленеет.
С меня уже хватит, довольно!
Где человек, что жив, не болеет?

Где та тропинка, ногою босой
Которую я исходил взад-вперед?
Где из песка склон тот крутой?
И кто теперь той тропинкой бредет?

Где ты, мой край, где в лучах солнца
Я дедово помню в морщинах лицо?
Где чище кристалла была вода из колодца;
Где не мастерами, но бабушкой сшито пальто.

Пусть эти люди не стонут,
Хочу я слышать детский свой смех!
Наденьте обратно мой омут,
Заберите обратно свой дьявольский бред!

5.09.2014

@темы: Стихи

17:07 

Оборотень

NeAmina
Ушедшим из зазеркалья обратной дороги нет.
Я не отличник, но не глуп
и не тупица чтоб.
А он сказал: «Ты просто дуб!»
И дал с размаху в лоб.
Ударчик, в общем-то, фигня,
я б выжил как-нибудь —
отбил он пальцы об меня
и попытался пнуть
ногой, обутой в драный кед,
по гриндерсам… Дебил.
Ну, все братва, тушите свет:
и ногу он отбил.

Сказал он: «Ты и вправду дуб.
Вот точно, зуб даю,
ты обращаешься в саду,
у чащи на краю.
Когда луна взойдет во мгле
на мрачный свод небес,
скребя корнями по земле,
ползешь в дремучий лес.
Качаясь там во власти снов
и дьявольских идей,
ты манишь диких кабанов
на запах желудей».

Ну, я поржал, сказал: «Зачет.
Догадливый ты тип».
Потом пошевелил плечом,
спросил: «Ты слышишь скрип?
В глазах моих огни видны,
и быстр, и легок бег.
Я не завишу от луны —
все это прошлый век.
Для зла я был рожден на свет,
но все ж творю добро».
— Так кто ж ты? Дай скорей ответ!
Я — Терминатор, бро…

@темы: Стихи, юмор

09:00 

Экстаз

Александрийская Рулетка
А меня укусил радиоактивный детектив (С)
Было время, когда я еще могла,
и крылья раскрыть, и в воздух подняться смело.
Теперь я зачахла и, кажется, умерла,
а все, что пылало жарко, уже отгорело.

И, прячась за собственной маской из гипса и льда,
Мне кажется, я потеряла себя однажды.
И то, что звалось душою, утрачено навсегда,
А то, что еще осталось, уже не важно.

И нет в мире горше слез, чем нелепый звон
Разбившихся витражей из моей надежды.
Я думала, я сильнее, но вот же он –
Последний этап, где все у меня, как прежде.

Мне хочется быть и верить, как будто в последний раз,
Мне кажется, я бы все за это вот отдала,
За то, чтобы вместо льдинок под кожей бежал экстаз.
Как жаль, что однажды я все-таки умерла.

08.03.17

@темы: Лирика

23:20 

Ardent Rain
Нет, не скучаю.
Всего лишь странно.
И каждый раз,
когда что-нибудь происходит,
думаю написать.
Непривычно
без рассказов на три страницы
(если брать в текстуальной мере)
о новых книгах
и старых фильмах,
о шуме улиц и судьбах мира;
без «Утра», «Дня» или «Доброй ночи».
Столько времени освободилось
на те же книги, кино...
прогулки
с самим собою в толпе прохожих.
Приходят мысли с заходом солнца.
Пью чай с жасмином.
Читаю книгу.
Нет, не скучаю...
Другое слово.

© Ardent Rain

@темы: Стихи

13:58 

* * *

Айлинн
sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
...и когда ладони мои, наконец, пусты,
я стою, дрожа, и голос в груди застыл -
снежным комом, камнем, мёрзлым куском земли -
не вздохнуть, не отогреться, не заскулить...

...не жалею. Улыбаюсь - нелепый вид...
Только ранка в углу рта всё ещё кровит.
И как будто губ вовеки не разомкнуть...
...Вот тогда над моим плечом поднимают кнут.

...и когда нет сил на шёпот, на стон, на хрип,
громовым раскатом молвят мне: "Говори".

"Говори!" - и вдруг из-под ног исчезает твердь.
"Говори. За любое слово своё ответь".
"Говори, дурак. А думал, ты тут герой?"
"Говори, упрямец. Яму себе не рой".

"Говори, как надо, чтоб не навлечь беды".
И смеются. И - носком сапога под дых.
...и комок в груди ломается по чуть-чуть...
Я вдыхаю. И молчу.
И опять - молчу.

...не жалею. Всё, что есть, оставляю вам.
...на крови взойдёт целебная сон-трава.

17:54 

это Анна.
Ой, мистер, а он меня любит, правда-правда!
Белые гвоздики -
Балерины могил.
Воздух, пронзительно дикий,
Соткан из мёртвых душ.
Заживо рядом с собою
Ты меня похоронил.
Вставай, мой светлоликий,
Из недр солёных луж!
Из праха людского горя
Вставай и пойдем домой.
Я больше не слышу моря.
Море спит под землёй.

@темы: Стихи

12:31 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Люди – девять из десяти -
силой память укоротив,
склонны горести забывать.
Но легенда еще жива.

... Не потрепан, не изнурен,
Он безмолвно идет вперед -
переходит Янцзы и Нил.
Крысы, крысы спешат за ним
читать дальше

Михли

22:43 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
А, знаешь,
сердце крадется к лету,
поближе к морю, под тень сосны.
Послушай,
в клетке ржавеют прутья
гитарной песней чужой весны.
Транзитный поезд, что вез свободу,
оставил мало,
но всё же - мне
И, если хочешь, бежим со мною,
я вижу выход в глухой стене.

Так много беглых ловили вьюги,
сажали в цепи хрустальных льдов.
Надежды мало, но если верить,
дойдем до храма живых цветов.
В холодной боли февральских пальцев
по нитям ночи бежать готов?
Но помни:
ночи куда длиннее,
чем все дороги твоих миров.

Часы замерзли в белесой стружке,
и лунным светом горит фонарь.
Уйдем сегодня дорогой марта,
пока отвлекся старик-февраль.
Органной болью рыдает вьюга,
пока не видя цветочный след.
Февраль обходит свою темницу
и понимает:
двоих-то
нет.

На стеклах окон морозным шрифтом,
как будто сахар в янтарный чай,
Сияет в первых лучах рассвета:
"Сбежали двое -
Апрель и Май!"

(с) Deacon

@темы: Настроение, Стихи

15:22 

Почти Адам
Сделаю фичу из любого бага.
Ты сама проявила похвальное рвенье,
Только ты просчиталась на самую малость.
Ты хотела мне жизнь ослепить на мгновенье,
А мгновение жизнью твоей оказалось.
Твой расчёт оказался придуманным вздором.
Ты ошиблась в себе, а прозренье - расплата.
Не смогла ты холодным блеснуть метеором,
Слишком женщиной - нежной и теплой -
была ты.

Ты не знала про это, но знаешь сегодня,
Заплативши за знанье жестокую цену.
Уходила ты так, словно впрямь ты свободна,
А вся жизнь у тебя оказалась изменой.
Я прощаюсь сегодня с несчастьем и счастьем,
Со свиданьями тайными в слякоть сплошную.
И с твоим увяданьем. И с горькою властью
Выпрямлять твое тело одним поцелуем...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Тяжело, потому что прошедшие годы
Уж другой не заполнишь, тебя не забудешь,
И что больше той странной, той ждущей чего-то
Глупой девочкой - ни для кого ты не будешь.

©Наум Коржавин

@темы: Чувства

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная