• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:18 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
почему-то ноябрь лидирует в топе бесконечных раскопок с названием «было». я, как спятивший к черту фанат-археолог, наглотавшись земли, задыхаясь от пыли, достаю из гробниц своей памяти имя, диалоги, улыбки, давнишние встречи, и смакую с лицом дегустатора ядов, успокоив себя: что не травит, то лечит.

а каким был тогда бесконечно влюбленным, как доверчивый пес, увивался за лаской. я был глуп и беспечен, совсем как мальчишка,
не заметивший грань между жизнью и сказкой. подражая аляпистой русской матрешке, для тебя изменял своё «я» постоянно. я могу быть таким и таким — посмотри же! ты смотрела и вновь находила изъяны.

«недобог», «недодруг», это вечное «недо», мой упрямый ярлык — не стереть, не отклеить. лишь в тяжелые дни дозволялось быть ближе, целовать тебя в лоб, убаюкивать в пледе, чтоб за россыпью слов, ты опять сомневалась, примеряла, как платье, что вряд ли наденешь
и бросала на пол: не моё, не подходит…

то, что есть под рукой, никогда не оценишь.

© Deacon

@темы: Лирика, Настроение, Осень, Стихи, Чувства

20:01 

Любовь

Ardent Rain
Любовь?
Так мы ее сами не подпускаем!
Всё находим какие-то отговорки:
учеба,
карьерный рост,
маленькая жилплощадь,
бабы — дуры,
а мужики — «сво».
Придумываем себе «любови»,
ну, такие, которые не выгорят
ни при каком раскладе:
даже если ядерная зима
и вы — единственные из людей.
Или вот ещё:
поветрие влюбляться в героев книг,
комиксов и кино.
Я тоже пробовала.
Лет в шесть,
помню, была без ума от персонажа
американского мультсериала
восемьдесят седьмого года
(«тысяча девятьсот», разумеется).
Какие уж там соседские мальчишки!
Всё лето думала о самурае с грустными глазами.
Он, знаете,
из старой плеяды кино-злодеев,
которых не отбеливали
историями о тяжелом прошлом
или попаданием в безвыходную ситуацию.
Никакой лирики.
Обычное желание править миром.
Забавно, что восемнадцать лет спустя,
когда я ради шутки пересматривала мультсериал,
глаза самурая снова показались грустными.
Так вот любовь...
Ладно, Бог с ней!
...что-то я углубилась в воспоминания
и потеряла нить.

© Ardent Rain

@темы: Жизненное, Стихи

17:18 

Visioner
Постмодерн подсмотрен
я бы мог написать
обо всём на листе
и сложив самолётиком
отправить с балкона к твоему балкону.
листок бы упал на тротуар
неподалёку от моего дома
и был бы сметён дворником.
никто бы его не прочёл
зачем дворнику нужно
разворачивать самолётики
и читать?
я работал дворником и мне известно
Равнодушие к мусору

я мог быть на месте этого дворника
и отправлять на свалку
килограммы бумаги в день
со всеми чувствами признаниями
разочарованиями и обращениями
списками детскими каракулями
типографской краской но чаще всего
белые и пустые
некогда рыться в этом
оглушительном хоре чужих
высказываний и молчаний
дворник делает своё дело и ему известно
Равнодушие к мусору

а ещё я мог оказаться на твоём месте
и просто не слышать
стук бумажки в стекло
или не придать ему значения
ну мало ли стучат
сухие листья
птицы
окурки соседей сверху
мало ли улица шумит
тебе же знаком этот шум тебе же известно
Равнодушие к мусору?

но я на месте недолетевшего самолётика
несказавшего лежащего немого
нескольких грамм в килограммах макулатуры
лёгкого стука потонувшего в шуме улицы
и хотя внутри чешется
что-то написанное
всем известно
Равнодушие к мусору

@темы: Стихи

16:30 

крысолов

Jake Enotoff
ex-Джейк Чемберз
Звуки дудочки - песня без слов,
Но в мелодии скрыто чудо.
Забери же детей, крысолов,
Забери отсюда.

В этом городе так много крыс,
Вьются, бегают под ногами.
И одна лишь надежда спастись -
Всем покинуть Гамельн.

читать дальше

@темы: Стихи

12:26 

Кулак

Kvellisa
Я тыщу планов отложу На завтра. Ничего не поздно. Мой гроб ещё шумит в лесу. Он — дерево, Он нянчит гнезда. © Франтишек Грубин
Эта жизнь – круговерть атак,
Опыт – ценен-бесценен – нажит.
Моё сердце – смотри! – с кулак,
И сжимается точно так же,

Точно так же оно болит,
Разбиваясь о стены, морды,
То теряет, то ловит ритм, бритву, битву, аорту, крик, кровь и воду.
Любую воду.

Но не вывести.
И не выйти.
Коль назвался, так будешь лидер – меткой в сотне дешёвых литер и монеткой.
Среди банкнот, но серебряной и старинной. Будешь слышать, как дышат в спину, и плетут свою паутину, и поют, не жалея нот, всё о том же: что сердце – камень, и его не поднять руками, и не высечь уже ни пламень, ни какой-нибудь барельеф, так что ты не трясись, как студень, успокойся, всё будет – люди твой запальчик навек остудят и съедят тебя, точно штрудель, окончательно обнаглев.

Ну а после – точи свой ножик. Ты – отныне-вовек – такой же, ты обласкан и уничтожен (не событие – просто факт). Что ты хочешь, уйти красиво? Знамя чьё-то поднять…на вилы? Но уже не успеешь, милый. Ты теперь – представитель силы, ты всего лишь чужой кулак, ты рука и гребёшь каштаны. Посмотри! Ты не видишь?
Раны...
Что ты смотришь, как будто пьяный?

Эта жизнь – круговерть атак...

@темы: Будни, Жизненное, Стихи

17:35 

Когда французские войска
Вошли в Москву походным строем
Они глядели свысока
На черепушки колоколен

Им пел военный барабан
От перехода ныли плечи
Сгоняя утренний туман
Как пленного в Замоскворечье

Казалось им: бегут враги
От ужаса меняя тропы
И вот легла под сапоги
Им не столица не Европы

От милой Франции вдали
В лучах снующего пожара
Они представить не могли
Всего грядущего кошмара

Ни бездорожной белезны
Ни огнедышащей равнины
Ни ужаса Березины
Ни вкуса съеденной конины.

Богат грабеж, вкусна еда
Добыча тонет в их утробах
Тех, кто остался навсегда
В российских сказочных сугробах.

21:44 

uffinell
это я говорю и поёт река
Из степняцкого стана за пазухой привезён
и поныне там носится давний один обычай:
без оглядки на дёрн или редкостный чернозём
под ногами — не резать, не резать косы девичьей.
Даже если смеётся и свищет вдогонку гридь,
чёрной лебедью статной похаживай да смотри.

Степняки дочерей отправляют в центральный юрт
наряду с сыновьями, без разницы между ними;
конь пускается в самый естественнейший аллюр, —
пыль глазам помогает держаться совсем сухими.
Делай дело сейчас и не думай, кызым, о том,
для чего же оно; глядь, понадобится, потом.

Приходил кто попробовать ласки — не подошёл,
не пустила к порогу и ставни закрыла плотно:
так ходилось и мне одиноко и хорошо,
голове было тяжко от кос и от бед свободно.
Снег ложится, кызым, по аллеям и по баржам
и на голову ляжет, — и стает, как станет жар.

Там всё камень с песком, тут всё камень да пустота
да стекло да металл — легче лёгкого оступиться.
Лета глубже, чем думаешь, — кажется некрута,
до песочного донышка будто на кончик спицы.
А на деле, конечно, под новой её волной
до него ещё долго нисходишь вперёд спиной.

Но однажды так будет — растреплется старый мир,
будет страшно настолько, как не было до сегодня,
будет страшно стоять между сахарными людьми,
будет страшно касаться солёной и мокрой сходни:
чтоб не сразу забыться у милых с родной земли,
кто-то как-то придумал использовать корабли.

И, когда будет трудно объятие расплести,
волос длинный мой станет суровой дорожной ниткой
и протянется следом по гаснущему пути
над водой, от мороза сворачиваемой свитком.
Говорили мне дома: по августу январи
разойдутся широко, — помалкивай и смотри.

Из степняцкого стана в столицу привезены
честность, стойкость и правило сдерживать обещанья;
это всё хорошо на период глухой войны
и совсем не годится на ласковые прощанья.
Снег ложится на пряди. Затихла теперь вода;
может быть, ненадолго; а может, и навсегда.

euphinell

20:44 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Понедельник – мой первый демон.
Ветер выл, как сквозная рана.
С каждым вздохом сжимались стены,
Небо рушилось на асфальт.
Мне б забыться, но память – стерва,
Рыщет зверем в глубинах сердца
И вскрывает, как нож – консервы,
Все коробки с пометкой «жаль».

Вторник бродит в чужой квартире.
Полки нянчат пустые рамки.
В каждом хрупком осколке мира
Раньше было чуть-чуть от нас.
Мне б уйти и вернуться завтра,
Но откроет все тот же вторник,
Что родился холодным мартом
За стеклом безразличных глаз.

Тьма прошита дождливой строчкой.
Мысли лезут в квадрат подушки.
В среду демон приходит ночью,
Время тут же замедлит бег.
Мне б уснуть и проснуться в среду
Чуть другим или вовсе – новым,
Чтобы с этим ушедшим летом
Не позволить уйти тебе.

(с) Deacon

@темы: Жизненное, Любовь, Настроение, Осень, Чувства

21:58 

Чувство вины

Ardent Rain
Чувство вины накатывает не вдруг.
Копится.
Всё кажется —
близкие заслуживают лучшего.
Не тебя,
у которого не бывает простого способа
жить:
периоды беззаветного счастья
сменяются полнейшим упадком.
Промежуточных величин не дано.
Они тебя не устраивают:
«нормально», «хорошо», «штиль» —
слишком скучны.
Тебе нужна феерия,
не важно — с плюсом или минусом.

Чувство вины похоже на большой прилив.
Такой бывает раз в несколько месяцев.
Не каждый день вода подступает к ограде,
касается плитки и фонарей.
Тебе неловко перед старым городом
за то, что ты не прижился в нем.
Проникся любовью, воспоминаниями,
обожаешь гулять по центральной улице,
но не прижился за двадцать лет.
И ты обещался другому городу
еще в сентябре.
А уже октябрь.

Чувство вины уходит корнями в прошлое,
куда-то до твоего рождения.
К смутным, нечетким образам.
Перетекает в явь.
Здесь ты поспешно вычеркнул,
всё, что тебя тревожило.
Эдакое отрицание
в масштабах реальной данности.
Не устраивает черта характера —
изменим на противоположную.
Больно вспоминать умершего —
сделаем вид, что его не было,
как нет и других раздражающих факторов.
Это, представь, работает!
Не всегда эффективно,
порою совсем не длительно.
Но работает.

А когда надоест убегать от данности
и снежного кома вин —
подумай опять о городе:
«октябрь» — лучше, чем «никогда».

© Ardent Rain

@темы: Жизненное, Стихи

12:16 

Антуанетта

GioKey
Мир полнится балбесами,
И - с чем не шутит черт?
Ведь королеву статную
Ведут на эшафот.

В горячке кровь французская
Обманет, как вино.
Народ простой не ведает,
Что им судьбой дано.

Проклятьями облитая,
Чужда своей стране,
Она идет, забытая,
С улыбкой на лице.

Дочь сына не французского,
Супруга короля,
Хлебнувшая невкусного
Судьбы своей вина.

Проклятая рождением,
Виновна без вины,
Вот ей вознаграждение
От тех, в ком нет любви.


Немного истории в ленты!
Мария Антуанетта - королева Франции. Чуждая своей стране, своим людям, оклеветанная и осужденная собственным народом, она была казнена 16 октября 1793 года через отрубание головы...

@темы: Стихи

12:14 

Когда уйдете, погасите свет

GioKey
Когда уйдете, погасите свет,
Умойте руки, вещи соберите,
Ответ мой, может, груб, но все же "нет",
Все очень просто - просто уходите.

Закройте дверь, а ключ себе оставьте.
Замок сменю, и будет он не нужен,
Лишь об одном теперь прошу: отстаньте,
Рассудок мой заботой перегружен.

Конечно, не вернуть назад отныне
Напрасно пережитых месяцев и лет,
Теперь, покуда злоба не остынет,
Прошу на выход. Выключите свет.

@темы: Стихи, Лирика

03:41 

Любовь уходит по-английски...

Schattenherz_
Зима пробуждает аппетит. Пока на улицах лежит снег, шоколадное пирожное - лучшее лекарство. (c)
Любовь уходит по-английски.
Не попрощавшись, рано утром.
И не оставит ни записки,
Ни пары слов - прощально-мудрых.

Ей ни к чему ни чай, ни кофе,
Ни посиделки на дорожку.
Ей ничего не нужно больше -
Предлога, чтоб остаться, может.

По городским щербатым плиткам
Она пройдет походкой вольной.
И вот уже всё позабыто...
И вот уже совсем не больно.

Сминая каблучками листья,
Она в затерянные дали
Уходит молча, по английски.
...И в сердце пустоту оставит.

@темы: Чувства, Стихи, Любовь, Лирика

15:43 

Легенда о плачущей девочке

NeAmina
Ушедшим из зазеркалья обратной дороги нет.
Далеко-далеко, где леса неизвестной породы,
где закат и рассвет так сочны, так прекрасно ярки,
слышен горестный плач, не недели, не месяцы - годы,
слышен горестный плач у могучей и быстрой реки.

На ее берегах - серебристые стройные ивы,
омывает волна золотистый прохладный песок.
Плачет девочка там; монотонно, уныло, тоскливо
много лет-много зим хрипловатый звучит голосок.

И зовет, и манит, подзывая случайных прохожих.
те на помощь спешат: вдруг попала девчонка в беду?
Но не знают они, что ничем ей уже не поможешь,
и на голос ее, обреченно шагая, бредут.

На коряге гнилой, в рваном платьице, девочка Таня
/знают всё старожилы: и духов, и их имена/
кротко просит помочь, потому что сама не достанет,
утонувший свой мяч все никак не достанет она.

Не откажет ребенку случайно забредший прохожий
и нагнется к воде, где всегда непрозрачно-темно.
Таня прыгнет к нему. Прокусив шелковистую кожу,
она крови хлебнет и потащит добычу на дно.

Через месяц-другой, по весне ли, а может быть, к лету
она выйдет наверх в драном платье с чужого плеча,
на коряге гнилой сядет с маленьким томиком Фета,
и опять зарыдает о горькой потере мяча.

@темы: сказки, юмор

13:20 

***

Умозайка
У каждой уважающей себя Мальвины есть запретный чулан. Но она же хорошая девочка (с)
Потеряй меня во дворах, усыпанных листьями -
Золотым песком - снов
Обрывками и остатками.
От натяжения рвётся нить -
Невыносимо сладко.
Потеряй меня в этой осени,
Пропащей, погашенной,
Выпрямленной до кривизны.
Потеряй меня в этой жизни,
Чтобы я могла найти тебя в следующей...
Любви.
Улыбнись, пока закат догорает
В моих глазах
Розовым отсветом несбывшейся мечты.
Поцелуй меня - не поздно по тормозам.
Только ты.
Потеряй меня в этой осени,
Забытой, последней, отброшенной -
Не моей и не твоей.
Держи меня за руку,
Но отпустить не бойся -
П(р)оверь.

@темы: Стихи, Творчество, Чувства

23:06 

Не ждите чудес. Чудите сами.(с)

Dr. H. Lecter
Мне можно. Я няшка.(с)
Когда от кофе уже тошнит,
А злость вот-вот перельет за край,
Когда приходится делать вид,
Что всё в порядке — и выдыхать,
Когда не знаешь, куда бежать,
И от отчаянья взвыть готов,
Когда начальство — твою-то мать! —
Не понимает нормальных слов,
Когда на грани — или за грань
Который день проживаешь жизнь,
И словно мантру твердишь с утра
Безостановочно: "эй, держись!",
Когда всё это накроет вдруг —
Так, будто рухнули небеса...
Остановись. Оглядись вокруг.
Не жди чудес. Создавай их сам.

15.02.2016

@темы: Жизненное, Стихи

01:59 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Айле, плачь по неурожаю,
По ревущим от голода, гордость опережая,
По рожающим в поле, рожденную боль свою обнажая,
Убаюкивай жалость
Словами, что в хриплое горло войдут ножами.

Айле, плачь по рубцам и шрамам,
По курганам отцов и по сыновей курганам.
Тем, кому умирать уже поздно, и тем, кому слишком рано,
Неизлечимым ранам
И неравной борьбе за право остаться равным.

Айле, плачь по всем тем, кто сломан,
По родным, незнакомым, важным и невесомым,
Тем, кого дома ждут и кому не готовят и ложки плова.
Айле, плачь до утра, чтоб утром заплакать снова.
Острие безусловно,
Нож, пройдя через горло, выйдет наружу словом.

@темы: Стихи

23:20 

колоссальное

uffinell
это я говорю и поёт река
Я создавал себя сам из горячей пыли,
колкого снега и шири зеркальной Волги:
там меня знали, лелеяли и любили,
вместе там склеены были мои осколки
ветром холодным, сиянием предзакатным
пусть неказисто, однако же аккуратно.

Общим законам напротив умнее то ли,
то ли ещё с непонятной какою нотой
вылеплен был я и сделался поневоле
мрамором, слитым с обветренной терракотой;
в области сердца по принципу недостачи
автор зачем-то добавил ещё удачи.

Статуе всякой приходит конец, однако;
время берёт инструменты Буонаротти,
косы становятся медным тяжёлым злаком,
никина поза надламывается в заботе:
всё ли я сделал? и, сколько бы ни осталось,
торс с этих пор выражает одну усталость.

Способ один у колосса и Франкенштейна
участи этой избегнуть и обратиться
действием, шагом, поступком прямолинейным
вместо того, чтобы в вечности испариться, —
и разумеется, это о том, что с каждым
самое большее, думаю, в жизни случалось дважды.

...перед тобой замирают в немом поклоне
скульпторы будущих дней и эпох минувших:

в прах обратила,
не тронув меня ладонью,

вылепила,
ни разу не прикоснувшись.

euphinell

19:55 

лицом к октябрю

Тасара-бокка
It is true that there is not enough beauty in the world. / It is also true that I am not competent to restore it. / Neither is there candor, and here I may be of some use. (c) Louise Glück
этим летом тот, кто стоит за моей спиной,
подходил ко мне дважды и говорил со мной.

в первый раз - июнь разнежился на пару,
и каштан веерами парил на шальном ветру -
он смотрел стариком.
он принес мне такую весть:
"в том разбитом городе, где тебе было шесть,
где с комочками манка и гречка с сахарным пояском,
будет боль, а потом разлетится сухим песком".
он сказал: либо город умрет, либо я за него умру, -
и в глазах у него горчила степная грусть.
...я сказала: пусть.

во второй - это август болотную тишь глотал -
рыжеглазый мальчишка огрел меня по плечу:
"в тех краях, где тебе пятнадцать вчера и впредь,
будет холод стыть, будет угольный порох тлеть,
сквозь древесную плоть наискось прорастет металл".
он с укором смотрел на меня: дескать, что молчу?
и над нами неслышно туман зарябил дождем.
...я спросила: чего мы ждем?

я стою лицом к октябрю, ощущая лопатками: ти-ши-на.
если это прощенье, то теми ли прощена.
если это награда,
то даром такой не надо.
...если осенью ты, мой друг, попадешь в беду,
я приду одна.
или, может быть,
не приду.

@темы: Осень

12:04 

рижский бальзак.
есть ещё похер в похеровницах.

I
он последний маг в этом городе, один лишь выживший акробат.
он обучен хранить свою боль и тяжесть как наивысшую из наград.
каждый день он сгребает её в охапку и взбирается на канат.
а внизу площадь, шум, и все на него глядят.

у него на плечах вьётся золото, серебро, и струится шёлк;
он балансирует с этой болью который год, в ремесле своём знает толк:
не оборачивайся на гул, никогда не гляди под ноги,
исполняй свой привычный долг.

делай шаг за шагом на тонком тросе без всякой помощи и страховки;
движенья отточены, точно нож за спиной убийцы, проворны, ловки.
люди внизу разевают рты, будто рыбы в лавке седой торговки.

II
искры разрывают вечерний сумрак, куда ни глянь — то хмельное пламя,
маг идёт по тугой верёвке, неся в руках свою скорбь и память.
столько проклятой накопилось, что ни убить, ни вытравить, ни исправить.

толпа внизу будет озираться, восторженно охать и ликовать.
а потом он вернётся домой средь ночи отмываться и умирать.

III
это будто бы пропустили детство — и кинули сразу в зрелость,
чтоб слишком радостно не жилось, не думалось и не пелось.
чтоб чья-то смерть вызывала не страх, а остервенелую злую ревность:
«ну какого чёрта опять не я?»

каждый раз рассыпаться на крохи страницей библиотечной книги,
переживать один на один все свои сбои, ошибки, грешки и сдвиги.
ремесло разрушает тело, как штормы в щепки ломают бриги,
и те лежат на песке, гния.

IV
сколько боли, кто бы её украл, да не сдалась ни одной воровке,
с каждым разом лишь тяжелей при всём таланте, знании и сноровке.
когда вовсе не с кем ей поделиться, себя доверяют выпивке и верёвке.

V
слишком много жути для одного, слишком много тягости и бессилья,
исступлённая ненависть к самому себе тут всегда была в изобильи.
но сбросишь свой багаж на дощатый пол — так тебе сразу же будут крылья.
и то, о чём убивался ты, как и все мы, станет однажды пылью.


@темы: Стихи, Чувства

23:48 

Тасара-бокка
It is true that there is not enough beauty in the world. / It is also true that I am not competent to restore it. / Neither is there candor, and here I may be of some use. (c) Louise Glück
— Так вы виделись с Арамисом? — сказал Атос,
пристально глядя на д'Артаньяна. — Право же, вы предприняли
паломничество по храмам дружбы, говоря языком поэтов.



мой дорогой д'артаньян, паломничество
не удалось оттого, что в храме, где вы молились,
нет никаких богов.

д'артаньян, вы любили их целые годы разлуки,
верили в их всемогущество целые десятилетья.
ваши боги состарились,
их золотые одежды пообтрепались,
они завели монокли, чтоб оставаться всевидящими.
д'артаньян, где вас носило,
пока они литрами пили шампанское, соблазняли чужих любовниц,
травили лис?

д'артаньян, двадцать лет назад вы в последний раз
принесли сюда хлеба и фруктов, разложили на алтаре, ударили кремнем.
вы спросили богов,
будут ли они в порядке, если вы пойдете другим путем.
боги сказали да,
а что им еще оставалось.

и теперь, когда захотите увидеть своих богов,
то вам нужно ждать на вандомской проезжей дороге.
они будут стоять в темноте
с сияющими глазами,
в драгоценных одеждах.
если вы пойдете туда, захватите счастливую шпагу.
это пригодится, когда ваши боги вызовут вас к барьеру.

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная