• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: стихомыслие (список заголовков)
03:10 

Кто здесь есть на слабо? - кому я еще слаба,
От хмельного порога - до смертного до столба?
У кого еще ясен хрен и хмельна губа,
Чтоб потом не рыдать другим, как с тобой груба.
Чтоб потом не ходить к святым, не носить янтарь,
Чтобы стать мне - судьба, оскомина и алтарь.
Чтоб дрожала над сигареткой, у краешка рта,
Вся моя неизбывная, страшная маята.
Чтобы только - молчи, не думай и не пиши!
И - да будет свет! И - да плакала прочая жизнь!
Чтоб единственным из возможных на свете Шив
И, при том, никакой души во мне. Ну, души!

Бог смеется чуть слышно, в окне моросит рассвет.
Я отплевываюсь стихами, стихи - саднят.
Кто здесь есть на слабо? - забери меня в самый ад.
Чтоб молчать о сердце.
Которого больше - нет.

@темы: стихомыслие

03:25 

Никто не счастлив, но каждый третий
Пристроен. К дому, собаке, сыну.
Я больше всего не люблю на свете,
Когда используют, как вакцину
Любовь. И лечатся ей: от скуки,
Бездарности, подорожаний хлеба,
Производя медицинские трюки
С плацебо.

@темы: стихомыслие

06:06 

Что тебе ночь - не отдых и не уют.
В городе пахнет грязью, кого-то бьют,
Солнце одряхлое катится по наклонной.
Как тебе слышно, где у кого беда?
Ходишь больной, не выспишься никогда,
Дышишь в окно туманами Авалона.

Нет тебе выстрелов, не урожайный год,
Не за кого подняться на эшафот -
Горькая доля, геройская незадача.
Сердце-то вроде вынул, а сдать кому?
Так вот и тонешь в копоти и дыму
И потихоньку становишься сам прозрачным.

Что тебе ночь - гони ее вон с лица,
Город еще не видит в тебе певца,
Давит удушливым смрадом хмельной поздемки.
Снится война и это страшней всего.
В небо глядит солдатик, на лбу его
Капелька крови застыла, как диадемка.

@темы: стихомыслие

00:42 

Вот дом, его построил мистер Смит -
Теперь он болен разумом и гриппом,
И, позабыв, как раньше был сердит,
Он только воздух выдыхает хрипом,
И собирает битый реквизит.

Вот Смитов пес, он мертв уже пять лет,
Зарыт у гаражей. Но серый призрак,
Ложится в ноги, преломляя свет
И ждет руки, команд и барбарисок,
Гоняет крыс и стережет обед.

Вот окна в паутине пустоты,
Мост через речку, сапоги, картины -
Здесь Смит, в плену у сладкой дремоты,
Глядит, как в лужах отраженья стынут,
И призраку собаки, точно сыну,
Он шепчет не бояться темноты.

@темы: стихомыслие

02:57 

Вот, мой свет, неверное, поделом.
Солнце мажет щеки тебе горчицей.
Бог простит нас, если ему не влом,
Или мы сумеем переключиться.
Я включаю в плеере твой альбом -
Под него всегда хорошо молчится.

Вот зачем мы сделаны непросты -
Две версты коросты и бересты,
Сердце под бронишкой, седым младенцем.
Что нам, боже, делать с таким-то сердцем?!
Как разоружать его блокпосты?

И сидеть, и дуть в него - "Не остынь,
Только не остынь, как я буду без-то?"

Лучший друг учил меня вынимать
Из груди, и греть, раздувать, неволить -
Только как суметь, если у него ведь
Та же злая жуть, нежилая гладь:
Он с трудом глядит на свою кровать
И ворчит ни с кем его не знакомить.

Вот, мой свет, земного во мне - труха,
Требуха, пустая воронья клетка:
И рука легка, и щека суха.
И никто не ждет тебя у проспекта
Без предупредительного звонка.

И в метро холодная сохнет ветка,
Оставаясь поводом для стиха.

@темы: стихомыслие

05:53 

Город повержен, в стогах - иголки.
Темень подземок вскрыта.
Ворохи книжек на верхней полке
Пестрым платком скрыты.
Воют собаки под самым домом,
Улицы жмутся к речке.
Папа шатается по знакомым,
Мама боится встречи.
Кто там шептаться на верхней полке
В самый рассвет вздумал?
Город повержен, в стогах иголки,
В русый висок - дуло.
В спину толкнут, оборвут - "Ну же!
Ты ведь из наших, смелее!"
А я задыхаюсь в холодном душе,
Платье на батарее.
Мне ли кричать, захлебнувшись пеной,
Душу плевать с плаца?
Лучшего друга сестра, Лена,
Смотрит в глаза с прохладцей.
Я не умею пока и сказок,
Надо ли петь со сцены?
Были поэты, пели - раз и
Мертвые в бОльшую цену.
Город повержен. Рассветом стерло
Тихий страниц шорох.
Я направляю дуло в горло и
Пряником пахнет порох.

@темы: стихомыслие

13:03 

Солнце над городом - больше моей ладошки.
Левый сандалик станет пиратской шхуной;
Осенью пахнет конфетами и тархуном -
И ничего на свете не нужно больше.
Левый сандалик плавает в синей луже,
Мама читает сонник под чашку кофе.
В сказках Бажова - дети, похожие в профиль
На белокурых Лелей с маминых кружек.
Вечер - длиннее жизни. И, вобщем, хватит
Пары часов - на сказку, простуду, сон;
В левом сандалике гордо плывет солдатик,
Синим зрачком таращится в горизонт.
Кружатся тени, бесы дудят в свирели,
Мама прикрыла сонник прозрачной шалью.
Мы ни за что в мире не постареем,
Мы никогда друг другу не помешаем.
Лунный фонарщик звезды включает ярче,
Ветер запутал волосы на затылке.
Через две улицы, рыжий смешливый мальчик
С берега в воду пускает письмо в бутылке.
Пашке из третьей квартиры исполнилось восемь,
Солнце зашло, месяц - как долька груши.
Левый сандалик увозит солдата в осень,
Призраки улыбаются мне из лужи.
Сонник уютно дремлет под теплой шалью.
В сумке - тетрадка, мелки, пирожок-конвертик.

Завтра мне будет шесть. Я уже большая.
И не боюсь соседей, собак и смерти.

@темы: стихомыслие

02:50 

Про звук

Кто кричит во сне и жует уголок подушки,
Кто меняет на выдох вдох - переждать грозу,
Кто выносит бездомным детям горячие кружки,
И потом, из спины, вынимает Железный Зуб;
Кто здесь Маугли, Ричард Мейхью и Клементина,
У кого на предателя не поднялась рука,
В ту секунду, когда глаза наполняла тина
И скользила по скулам вниз, и была горька;
Кто здесь плачет построчно алой соленой жижей,
Распоров себе горло песней, как будто серп,
Кто глядит в горизонт - и не опускает ниже,
Сам себе серый волк, судия, монастырь и герб;
У кого под горячим нёбом струятся звуки,
Кто к губам подносил нелепый бумажный горн,
Когда вдруг над клавиатурой мертвели руки,
И у ржущего быдла в зубах завязал поп-корн;
Кто крутил из себя кишки, лишь бы стать поближе
К распростертому небу, распятому между скал,
Кто тихонько смеялся, прячась в страницы книжек,
А потом раздавал, по куску, свой кудрявый скальп;
Кто трепещет над мэйлом, скайпом и телефоном,
Так, как будто сквозь них докричаться еще есть шанс?
Это ты ведь - в моей груди. Колокольным звоном.
Тот единственный Звук,
который
меня
не предаст.

@темы: стихомыслие

00:52 

Про ноту

Как бесхозная лодка: к причалу - и от причала,
Под глазами каньонная тьма, но шаги легки.
Я теперь безразлична во всем, от чего кричала
И от этого капельку страшно писать стихи.
Ключик клацает в пальцах, дверка скрипит чуть слышно -
И от дома не остается и косяка.
Здесь красавицы-поэтессы вкушают вишни
Из раскрытой ладони влюблённого мудака;
Пара метров от двери - и сдохнет любое вето,
Что нам пыльные книжки сенсеев прошедших лет.
Здесь фальшивые губы целуют взасос поэта,
И от счастья он забывает, что был поэт.
Километр, другой...и маршрутки взлетают в небо.
Отмахнувшись от ужаса смятым в руке листом,
Я вдыхаю в себя стратосферу, трепещет клемма
И в гортани тепло резонирует нота "Дом."

@темы: стихомыслие

21:39 

Про херню

Пой, пляши и страдай херней, дорогой подросток!
Пусть тебе уже так за двадцать, что жилы рвутся,
Пусть ледок под тобой хрусток, прикид небросок,
Пусть ты пишешь и умираешь, а там - смеются.
Это - дар твой, радар твой, гроб из дубовых досок,
Солнце в донышках мисок, личное злое чудце.

Пой, покуда хватает бычки, не тянет в спячку,
Блюз дороже бабла, любовь выбивает почву;
Пой, покуда умеешь - солнечным и бродячим,
Не ведешься на дачку и хлопковую сорочку,
Помни - ты покупал у Бога себя на сдачу,
Вместо банки хуча, и притом же еще в рассрочку.

Он попросит тебя назад же, тариф - все тот же,
Пару лет еще только - и снова пойдешь в продажи,
Так что пой им, голубчик, будь им горячий обжиг,
Успевай отскрести их лица от ржи и сажи.
Пой - сейчас. Потому что с небес опрокинут ковшик -
Зашипишь и потухнешь. И не заметишь даже.

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: стихомыслие

20:49 

Про запах

Очень хочется, чтобы снова запахло маем,
Переполненным городом, жаждущим революций,
Черным хлебом, подсолнечным маслом в глубоком блюдце,
Чистым новым альбомом, тряским большим трамваем;
Тертым яблоком, тучами, свившимися в спирали,
Чьим-то теплым затылком, бумажкой в кошачьих лапах.
Очень хочется, чтобы нам, наконец, не врали -
Это страшно портит привычный весенний запах.

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: стихомыслие

02:30 

Это страшно - мы вырастаем в нищих,
Но уверенных, злых и везде бывавших;
Потому что в лодках пробиты днища,
А ведь мы на это - ни бровью даже;
Я все помню, какие мы раньше - тоньше,
Невозможно нежнее, нахальней, ближе,
Чтоб - не в губы даже, а в позвоночник,
Чтоб - закат нетрезвый ладони лижет;
Я все помню, как грызлись и не сдавались,
В тридцать девять и пять соскочив с кровати;
А теперь умылись, поиздавались,
Глянешь, сколько таких нас - могил не хватит;
Я все помню, как жались друг к другу, снились,
Ели "роллтон", а деньги носили в книжный;
Я не знаю, правда, что тут случилось,
Только с неба больше про нас не слышно;
Мне всё страшно, что скоро мы все сотремся
С облаков, как мел вытирают с досок,
Табакернику насмех; что обернемся
Оловянною лужей, да сотней блесток;
Беспокойней, злее, обычней, проще,
Не великим богом - карьерным ростом.

Если я не справлюсь, позволь мне, Отче
Умереть скорей, чем проснуться взрослой.

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: стихомыслие

03:12 

Про ноту "до"

А я смеюсь, наблюдая как
На город рушится пряный сумрак,
Перекипая через края.
И антрацитовая струя
Метрошных женщин, под грудой сумок,
Качает бедрами точно в такт.
Все то, что было до сентября -
Вот здесь проходит черта отреза -
Списать со счета за недовес.
Мне, впрочем, вдвое приятней без
К виску приставленного железа
Отождествляющего тебя.
Иду и гордо несу гнездо
Кудрявых мыслей под русой кромкой.
Мурлычу Тори, грызу лабрет.
Мне надрывает входной билет
Сентябрь. В горле тепло и громко.
И резонирует нота "до".

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: стихомыслие

20:30 

Про Сергея

Мой друг Сергей живет с толпой причастных,
Смолит, картинно стоя у перил.
Ему не страшен черт, война, начальство,
Блондинки, насморк, Патриарх Кирилл:
Он смотрит в мир, тревожен и участлив,
И вспоминает, как его творил.
Глумливо зол, силен, как древний воин,
Он барышням мерещится во ржи.
Мой друг Сергей - Флейтист, и оттого им
Любуются, кому ни покажи.
И только он один ко всем спокоен
И, что ж, почти никем не дорожит.
Так вот, когда я перестану корчить
Вселенскую Ответственность За Всё,
И дрогнет ручка, и сорвется почерк,
И мелкий снег пальто мне занесёт,
Он - явится! Закурит, обхохочет,
И сразу от всего меня спасёт.

(Постскриптум)

Поскольку дамы склонны быть во власти
Творения моих ехидных строк,
Наминаю: друг мой злобен, строг
И, ко всему, укомплектован Настей.


@темы: стихомыслие

23:17 

про морозиков

Игрушечные вагоны везут пузатых,
Глумливых Морозиков в шубах до самых пяток.
Наутро от наших стихов остается запах
И, максимум, легкая горечь от опечаток.
Грустить неуместно - тобой уже написалось
Кромешное множество горестных посвящений.
Теперь мне, в награду за прожитое, досталось
Одно из садистски придуманных угощений:
Я страшно мерещусь ночью твоим знакомым -
Беру их под локоть, выглядывая из тени.
И все мои строчки виснут чугунным комом
В бутылочных горлышках прочих твоих привидений.
Я так вековечу тебя, как воспроизводит
Проектор чудные тени давно ушедших
Весенних деньков. И новые происходят,
Вводя ко мне за руку бардов и сумасшедших.
Теперь улыбаться в сторону, удивляясь -
Откуда внутри помертвелость и нежилость?
Но боги рисуют мне жизни, не повторяясь.
Ни ржой твоих глаз,
Ни вкусом твоих волос.

@темы: стихомыслие

00:51 

Про печать

Вскроешь письмо к тебе - смех, рутина,
Колледж, неблизкие, стопка дней;
Города страшная паутина,
То, как мы оба увязли в ней;
Пара обычных маршрутов - дальний
Все еще брезжится где-то-там;
Девочки, машущие печально
Вслед убегающим поездам;
То, как бездарно случилось лето,
То, как устала и не боюсь,
То, как под душ вставать нераздетым
И почему никому не снюсь;
То, сколько песен зачли, а сколько -
Бродят сиротами по сети;
То, как на радужке след осколка
Лечит единственное "прости";
Как с подоконника пахнет речкой,
Как, закатав кружевной рукав,
Асенька пишет мальчишьи плечи
С хищными лямками рюкзака;
То, как подступит к сухой гортани
И заскребется, внутри нее,
Нота; как, рваными паспортами,
Виснет с балконов чужих белье;
То, как мы пахнем чертовски точно
Чем-то небесным среди других;
То, что читается междустрочно,
Под дирижерский полет руки...

Мне эти письма еще прочтутся
В самом аду. Но пока - молчать! -
Я опускаю конверт на блюдце
И выплавляю
На нем
Печать.

@темы: стихомыслие

16:18 

Про корочку

Это - город. Смотри, он ломает тебя на куски.
Ты глядишь на него сквозь стеклышко, чтобы не слепнуть
И сухими песчинками, крошками черного хлеба
Разлетаешься с опрокинутой в небо руки.
Это - город, он видит-внутрь-тебя, как врач
Запускает железные пальцы в сведенную мышцу,
Неизменно сердечную - там, где так страшно брызжется
И стучится в грудину, как брошенный в стену мяч.
Это пахнет детством, щенячьим восторгом бега,
Это, ребра сжимая, вдох прокатился в живот.
Ты смеешься и сыплешься мелкими крошками хлеба,
Обезумев от улиц, где больше никто не ждет.
Где-то там, за изломом дороги, в прохладной кухне,
Кто-то тихо смеется, фильтр прижав к губе...
Просыпайся, душа моя. Чтобы с ладоней рухнуть
И, разломанной корочкой, молча кормить голубей.

@темы: стихомыслие

00:19 

Про задницу

Долгожданная осень стучится в грудину ясней,
В подворотнях воркуют умильные старые пьяницы.
Вот у Аси все в жизни - "ну, через пару дней",
У Катрин - "через час", у меня - как всегда, через задницу.
Волоокие поэтессы ведут плечом,
Соблазняют мальчишек в дар кружевным небылицам их.
Мне - приносят с небес Большой Неоплатный Счет,
Пыль в ладони и фотографии между страницами.
Молодые безумцы с гитарами или без
Улыбаются краешком рта на мои запястья, но
Бог устроил мне небольшой полезный ликбез.
Пару лекций о глупости в прозе и правде-в-счастье.
Мне твердят об искусстве в массах, культуре в шопе,
Подливают в бокал, включают какой-то рок...
Долгожданная осень. Поздравим, я в полной жопе.
Или, если точней, у твоих драгоценных ног.

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: стихомыслие

15:48 

Про оберег

Асенька - солнце осеннее, маков цвет! -
Чьи ты рисуешь ключицы по четвергам?
Возле веранды буйно растет ирга,
Дышат притихшие тени в густой траве.
Ася мешает краски, стрижет виски,
Смотрит в окно сиамцем, ложится спать и
Яркие сны пускают в подушку ростки,
Сыплет в ладони березовая листва.
Женщина-руки-в-краске-до-самых-плеч!
Вырежь меня из бумаги - и вставь в альбом:
Буду тебе оберегом и маяком,
Раз уж меня саму не случилось сберечь.

@темы: стихомыслие

08:07 

Про голову

Страшно хочется кокнуть голову об асфальт:
Я - язык без костей, и карма моя плохая.
Вот мутит меня изнутри - и не отпускает,
И приходит запОлночь, каленым металлом в скальп.
И врачам хоть бы хны, и выстрелам. Встать и хлопать.
И - стучаться в аорту себе, стиховать, болеть.
Все никак не пойму - это ты так болишь, или смерть
Острой туфелькой утаптывает меня в копоть?
-Я давно не люблю её, - шепчешь ты по ночам,
Уперев неболепные руки в бокал сухого.
Бог глядит на тебя и решает: а что плохого?
Пусть хоть так. - И дает сомкнуться твоим очам.
Я рисую дельфинов на вымокшей мостовой,
И Москва выгибает сладко гнедую спину.
Бог глядит на меня и решает: ну, пусть дельфины.
И кивает печально Кобейновой головой.

@темы: стихомыслие

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная