Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Я (список заголовков)
03:03 

Легенда о звере-броненосце

Гранка
Когда доходит до общения, я становлюсь вообще не я.
Завязи молний в полуночном небе зреют,
Низком настолько, что можно достать рукой.
— «Эй, выбирай звезду себе поскорее!
Будешь копаться — возьмёт кто-нибудь другой».
— «Гром на сносях. Но дело не терпит спешки.
Стоит прочувствовать важный момент сполна...».
— «Локти кусать будешь потом, промешкав!»
— «Хвать наугад, а вместо звезды — блесна!»
Спор тот стихии равен был по размаху.
Шанс был один, и новых не подвезут.

…Взявший в советчики зайца и черепаху,
Стал броненосцем в давешнюю грозу.

@темы: Стихи, Жизненное, Я

01:11 

колымчанка
только гениям снится периодическая таблица химических элементов.. я не гений.. поэтому мне снятся трупы..
я устала писать унылые рифмы,
я устала волною бросаться на рифы,
я устала терять, отпускать и прощаться.
уставать от разлук и вновь возвращаться.

я устала быть там, где не ждут и не верят,
я устала считать и помнить потери,
я устала дышать за двоих.. это сложно.
разуверилась в том, что есть слово "можно".

я устала любить и давать безответно,
я устала сушить на щеках слезы ветром,
я устала смотреть в одиночку на звезды.
я теряюсь, где запятая, где точка.

я устала лелеять мечты и надежды,
я устала носить безразличья одежды,
я устала быть каменной. твердою глыбой
и помнить, как шрамы, былые обиды.

я устала играть роль невидимки.
я устала раскрашивать серым картинки.
я устала придумывать жизненный смысл.
разучилась других отчетливо слышать.

я устала быть тенью. серой/корявой,
я устала опять начинать все сначала,
я устала. так сильно. и больно глазам.

где ты, счастье мое?
никому не отдам...

@темы: Лирика, Жизненное, Я, Настроение

22:19 

chinakot
Бывали лучше времена,
Когда один с толпою местных
Ты выходил и бился честно,
Пока не кончится война.
Сегодня бьют из-за угла,
И доблесть ратную не ищут,
И только ветер злобно свищет
Пока еще летит стрела.
А после время воронья
Приходит ненасытной стаей,
И сила нашей веры тает
День ото дня, день ото дня...
15092015

@темы: Я, Настроение, Жизненное

17:43 

АНТИПКИНА ЛЮБОВЬ

АнтипУшкин
я в жизни многих девушек любил
(их было ровно восемь - если честно)
одну - совсем не помню (пьяным был)
вторую - плохо помню (был нетрезвым)

поэтому их можно не считать,
а третья - вообще была в журнале...
короче говоря - их было пять
и первую из них - Максимом звали...

тьфу, не Максимом - Симой (да, не вру!)
она - в церковном хоре голосила,
я как-то к ней под рясу сунул ру...
и больше никогда не видел Симу

ну что ж, поставим крестик мы на ней,
и заново девчонок посчитаем,
одна являлась по ночам ко мне,
во сне - увы и эту вычитаем

осталось - три (бог троицу любил)
не густо, но все три, как на картине,
что написал какой-нибудь... Дали
(хлебнув для вдохновения мартини)

их звали - Дульсинеи (всех троих)
ну ладно, вру - их звали просто Нюры,
но этот факт не умоляет их
изящные и тонкие натуры

им было двадцать (с хвостиками) лет,
они на море жили-поживали,
я им кричал: «красавицы, привет!»
и к берегу девчонки подплывали,

они не говорили ничего,
лишь только по воде хвостами били,
я им дарил цветы (и червяков)
они мне взгляды и мечты дарили...

увы, недолгой сказка та была,
однажды я позвал подруг прекрасных,
но ни одна из них не приплыла...
и больше я не видел их ни разу...

я и теперь на берег прихожу
в хорошую (и скверную) погоду
и в синь морскую пристально гляжу
(и свежих червяков бросаю в воду)


.........................................................
© Copyright: Антип Ушкин, 2015

@темы: Я, Чувства, Творчество, Стихи, Настроение, Любовь, Лирика, Жизненное

19:27 

Тсс!

Гранка
Когда доходит до общения, я становлюсь вообще не я.
Уильям фон Стешен
сидел на скамейке, смотрел на закат.
Закат был неспешен.
Уильям — чуть подслеповат —
жалели соседи,
вблизи нарезая круги:
того не заметил, сего не заметил —
погиб.
Для сборов сорочьих,
для нужд коллективных начал.
А он, между прочим,
и этого не замечал.
Сидел себе мирно
У чересполосицы вод,
где, ноткой имбирной,
китайская рыбка плывёт.

@темы: Стихи, Я

10:35 

Даниэль
Надевает рыжую блузку
Осень – лиса-андалузка –
Кастаньетами синими щёлкает,
Подставляет туману щёку.

И туман по щеке сползает
Серебром – дождями – слезами –
И солёная пыль осядет
На кленовой губной помаде.

Эти слёзы – только от ветра,
Осень курит туч сигареты
И берет украшает бантом
Из луны, листвы и заката.

Листопадный канкан ярится –
Осень ждёт ледяного принца,
Осень ждёт холодную зиму,
Ковыряя ногтями в гриме.

Лисью мордочку красит ярко,
Осень ждёт от зимы подарков
И танцует под шалью ветра,
Расточая листву-монеты.

Каблуками терзая – слякоть,
Осень будет от смеха плакать,
И в глазах – золотых колодцах –
Расцветает алое солнце.

Разметали чёрные плети
Ветви – дымом от сигареты –
И кружит под вой патефона
Осень огненной Персефоной.

Холодеют её покровы,
Замедляются реки крови –
Скоро, скоро в чёрной карете
За ней принц ледяной приедет.

@темы: Я, Осень

21:48 

chinakot
Расточительная гордость не дает мне прогибаться,
Выбирает между властью и свободой просто жить,
И отказывает смело предложениям богатства,
Дескать нам таких не надо, мы без денег как-нибудь.
Пресмыканию брезгливость удаляет от кормушки,
Не желает "быть как надо", "так как все" и "потерпи",
На отшибе, не обласкан, без наград и привилегий,
Ни с начальством, ни с врагами,
Нам сподручней быть собой.
И шагаем мы упрямо вопреки обычным руслам,
Вызывая град вопросов и отверженности гнев.
Но, пожалуй, так и надо, совесть после прямо спросит:
Убежден, что не напрасно ты проделал этот путь?
17072015

@темы: Я, Настроение, Жизненное

21:43 

chinakot
Кто я - поэт, не пишущий стихи,
Или прозаик, прозы не создавший.
На мимолетность вечность променявши,
Не свалишь лень на беды и грехи.
Казалось бы немалого достиг,
Иль малого но просто отовсюду,
Не превратился в скучного зануду,
И спор решал, не перейдя на крик.
Еще не поздно все переменить,
Себя заставить жить, как ожидалось,
Вот только лишь одна мешает малость,
Мечта теряет веру или прыть.
А вместо них внезапная одышка,
И хочется прилечь, а не лететь.
Быть осмотрительней не апосля, а впредь,
В висках стучит, когда хватаешь лишку...
И все-таки поборемся с забвеньем,
Оставив напоследок откровенье.
27082015

@темы: Я, Настроение, Жизненное

02:12 

#

Гранка
Когда доходит до общения, я становлюсь вообще не я.
Вновь, осеннею мухой в стекло, бьешься в профиль закрытого блога,
Забредавшая прежде, молчком, за железом и талой водой —
Здесь ютился промозглый апрель одного непутёвого бога,
Выходившего в Сеть по ночам и не знавшего кто он такой.

Ты теряла его столько раз — он менял имена и площадки,
Вечный тысячник и охлофоб, свой порыв не державший в горсти.
Разбиваясь о крайнюю дату, шептала себе: «Всё в порядке,
Я найду — мне грешно не узнать этот нервный, чуть выспренный стиль».

И пускаясь вдогон по цепи виртуальных его инкарнаций,
Характерных до боли примет… собирала рассыпанный паззл,
Изживая внезапную робость свою. Начинало казаться,
Что уже не смертельно — зафрендив, решишься окликнуть: «Я Вас…

Я давно Вас… читаю. Спасибо…» И что, поглощённый курсором,
Этот текст не осыплется, участь своих близнецов разделя.
...Научивший тебя говорить, Он — в наследство — оставил свой норов:
Если нечем дышать — жги мосты и, как феникс, — с нуля…

@темы: Лирика, Стихи, Я

11:50 

Даниэль
Мы ветвимся, ломая стены и стёкла,
Сине-чёрные пряди лохматой чёлки –
На глазах обжигающих, как кострища –
Мы ломаем, играем, рыщем.

Мы не звери, не люди, мы что-то третье –
Обыграли мы в покер посланцев смерти,
Обыграли и выпили алый омут,
А теперь мы у вас дома.

Мы не души, не духи, мы что-то кроме,
Мы когда-то отведали свежей крови,
Мы когда плясали на крыше с чёртом,
Воскресая во тьме из мёртвых.

Мы на кладбищах били чечётку дружно,
Приглашая невинных к себе на ужин,
Разжигая костры в катакомбах старых,
Паутины плели и чары.

Мы прошли по дорогам змеино-скользким,
Обвивали нас чёрные нити-лозы,
Вышивали на сердце узоры-знаки,
Расцветали жалами маков.

И мы шли – в никуда, каждый миг играя,
От какого-то края – к иному краю,
По ветвистой дороге – стезя кривая –
А теперь мы пришли за вами.

А теперь мы пришли – и под ваши окна,
Поднимается дыбом загривок – волка,
Мята белая кожи во мраке светит,
Мы пришли, мы сплели вам сети.

Приоткройте нам двери – и мы проникнем –
Мы стасуем, как карты, иные лики,
Изорвём на клочки серый пух туманный,
Очаруем, убьём, обманем.

Чёрной жадной когтистой листвой – вопьёмся,
Мы – кровавый октябрь, что венчает осень,
Поступая к границе, где все святые
На пороге ночном стынут.

Задохнутся – камины, взорвутся – стёкла,
Мы сыграем со смертными в алый покер,
Только мы побеждаем в любом раскладе –
И итог всегда беспощаден.

И итог один – так что вам не скрыться,
Освещают ночь наших глаз зарницы,
Открывайте нам, не томите, люди,
Всё равно всё будет, как будет.

Мы пришли – эта ночь безраздельно наша,
Мы когтим и хохочем, чечётку пляшем,
Открывайте, скорее, ярится осень –
На пороге стоят гости.

@темы: Я

18:17 

ДЕЛАЙТЕ С ЖЕНЩИНОЙ ВСЁ, ЧТО ХОТИТЕ

АнтипУшкин
делайте с женщиной всё, что хотите:
гладьте головку, коленки целуйте,
рай обещайте и замуж берите,
хольте, лелейте, ласкайте, балуйте...

делайте с женщиной всё, что хотите:
на поводке как собачку водите,
дёргайте ушки, ручонки вяжите,
плёточкой бейте, подушкой душите,

мните, валяйте, щипайте, кусайте...
в лифте, в подвале, на крыше, на сайте,
в пизе, в париже, в нью-йорке, в мадриде,
в питере, в крыме, в киеве, в сочи...

делайте с женщиной всё, что хотите,

если конечно
женщина
хочет
:)


..........................
Антип Ушкин

@темы: Настроение, Любовь, Стихи, Лирика, Жизненное, Будни, Творчество, Чувства, Я

11:40 

Даниэль
Шут играет в оркестре – первую партию,
Натянув вместо струн – нервы.
Про него говорят – окончательно спятил он,
Чёрный шут своей королевы.

Про него говорят – он ночами бродит
В темноте дворцового сада.
Он – единственный шут в своё чёрном роде –
Говорят, прямиком из ада.

Про него говорят, что он богом проклят
И обласкан в аду – чёртом.
По ночам открывает он настежь окна
И безумно кричит что-то.

Подражает криками он – павлинам,
Что в дворцовом саду томятся.
Говорят, королева его купила
На каком-то приёме адском.

Иногда он танцует в окне, как дервиш,
Разрывая себя на части,
Открывая настежь – глаза и двери,
Открывая себя – настежь.

Он и правда был королевой куплен
В адском пекле – душа и тело.
Королева хотела – живую куклу,
Королева шута хотела.

Королева – зла, королева – злится –
Королева огня и гнева.
Королева не хочет замуж за принца
И не хочет быть королевой.

Королева хочет шутом быть – тоже
И носить вместо платья – бриджи.
У неё ледяная белая кожа,
Её волосы – знойно-рыжи.

Королева шута – иногда даже любит,
Её шут понимает это,
Он бывает с ней по-шутовски грубым,
Наплевав на все этикеты.

Королеве шутки его – по нраву,
Как и весь его чёрный образ.
На лице её губы горят кроваво,
И она не бывает доброй.

Королева – зла, королева – ведьма,
И в аду её место тоже.
Очевидно, какой-нибудь адский демон
С её матерью лёг на ложе.

Чёрный шут – безумен, она – безумна,
И их взгляды искрят при встрече.
И смычки играют на нервах-струнах
Ритмы ада, нечеловечьи.

И танцуют шут с королевой ночью
По чернеющим тропам сада.
Королева зла, королева хочет
Быть в аду – королевой ада.

Чёрный шут её кружит в чёртовом вальсе,
Шепчет ей слова заклинаний.
Королева хочет с ним целоваться,
Но, пожалуй, ещё не станет.

Королева ждёт золотого часа –
Или чёрного – так вернее,
Когда бросит в топку наряд атласный,
Разломает на части веер.

И обрежет – кудри, камзол наденет,
Алый рот – обведёт помадой.
И из зеркала выглянет новый демон,
Рыжий шут для владыки ада.

@темы: Я

13:10 

Даниэль
В моём доме, в чёрном доме
Нет других соседей кроме
Воронья, волков и стаи мантикор.
По ночам на крыше чёрной
Собираются вороны,
Я пою их ярко-алым молоком.

Бледнолицые вампиры
Иногда заходят мирно
На свечей моих багровые огни.
Поднимаются цилиндры
В пальцах их, паучьих, длинных,
Кольца россыпью нанизаны на них.

Наблюдают очи-кольца,
Пока алый кофе пьётся,
И беседа вьётся кружевом седым.
Наши пальцы – в пене кружев,
Наши взгляды томно кружат,
Точно перья вороные или дым.

В зеркалах я мимолётно
Отражаюсь – облик чёрта,
Чёрной тканью окаймлённый силуэт.
Иногда же посмотрю я –
Зеркала молчат угрюмо,
Отраженья моего там больше нет.

Мы с вампирами - подобны,
Извиваемся, как кобры,
Над бокалами, где алое горит.
Наши руки – белоснежны,
Наши ногти – кожу режут,
И сердца, как угли чёрные, внутри.

Вьётся кружево и речи,
Смотрят кольца, смотрят свечи,
Светят наши золотистые глаза.
И над крышей пролетает
Мантикор голодных стая,
И проносится лиловая гроза.

А под окнами – когтистый
Плющ, как чёрные мониста,
И шиповник раскрывает алый рот.
В зеркалах луна маячит,
В моём доме всё иначе,
В моём доме всё совсем наоборот.

В моём доме, доме чёрном,
Ночью крикнет чёрный ворон,
И фарфоровые куклы оживут.
Куклы белые воскреснут
И закружатся по лесу –
По тенями оплетённому ковру.

В чёрном доме – злые куклы,
В чёрном доме – злые звуки,
В чёрном доме – шелестящие шаги.
Чёрный дом – из чёрной сказки,
В чёрном доме быть опасно,
В чёрном доме всё становится другим.

Зеркала затеют жмурки,
Тянут призрачные руки,
Притаились чьи-то тени по углам.
Чёрный дом – чернее гроба,
Чёрный дом построен, чтобы
В чёрном доме чёрным демонам – играть.

@темы: Я

13:25 

Даниэль
Приходите в ночи на вокзал, на вокзал пустой,
Под ослепшим табло притаился корявый стол,
За столом буду я терпеливо сидеть и ждать –
Может, кто-нибудь купит со скидкой билет в ад?

Это выгодно очень – заверю я пылко вас,
Прячут чёрные стёкла огни моих чёрных глаз.
Нам не нужно ни денег, ни чеков – широкий жест –
Только подпись – кровью – прошу – вот здесь и вот здесь.

Алый росчерк пера – и в ответ мой кровавый смех –
А теперь, попрошу, подойдите сюда, ко мне.
Я с почтением вас провожу в ваш вагон, и там
Вы найдёте всё, о чём только могли мечтать.

Будут бархатны кресла, и полон вина бокал,
И задвинет щеколду на двери моя рука.
Скрипнут чёрные когти, послышится стук колёс –
Вот ещё одну душу наш поезд в ночи унёс.

Эксклюзивный состав – подходите сюда, прошу,
Наша фирма предложит каждому свой маршрут.
Ждёт вокзал опустелый, чернеет в ночи табло,
Хоть один пассажир – для меня неплохой улов.

В моих чёрных глазах отражается сеть путей,
Поезд будет по ним то кружиться, то вниз лететь.
Скроют чёрные стёкла глаза – вошёл пассажир.
– Проходите, прошу, позвольте вам предложить…

@темы: Я

11:25 

Даниэль
Ночью тени – пятятся,
Тянутся руками,
Куклы в пышных платьицах
Щурятся лукаво.

Губы кукол тонкие
Светятся кроваво.
Ночь ударит током и –
Куклы оживают.

Поправляют локоны,
Поднимают руки.
Куклы не жестокие –
Просто они куклы.

Кудри золотистые,
Папильотки лунные.
Днём смотрели пристально
И о чём-то думали.

И о чём-то грезили,
Глядя в неизвестность,
В платьях цвета фрезии
Бледные принцессы.

Темень заоконная,
Мрак замочных скважин.
Куклы что-то поняли,
Только что – не скажут.

Куклы что-то слушали
Целый день бесстрастно.
Не снабдил их душами
Кукольных дел мастер.

Только красота одна,
Только блеск фарфора.
Светят беспощадные
Взоры – бирюзово.

Дети беззаботные
Спят в своих кроватях.
Куклы близко. Вот они.
Долго так не спать им.

Луч фонарный уксусный
Занавески лижет.
И подходят куклы всё
Ближе, ближе, ближе.

Ленты платья пышного
Промелькнут у двери.
Взрослые – не слышали,
Утром – не поверят.

Глаз стеклянных омуты,
Тени на паркете.
Куклы входят в комнаты
И подходят – к детям.

Может, кто-то вскрикнет и
Пробудится сразу.
Смотрят неотрывные
Голубые стразы.

Бусины беззвучия
Ночь на нитку нижет.
Ледяные ручки их –
Ближе, ближе, ближе.

В лунный свет одетые
Куклы подступают.
Шепелявят лентами,
Шелестят шелками.

Куклы ждут заветного
Кукольного часа,
Их глаза под веками
Отливают красным.

Скоро время сдвинется,
Скоро час – настанет,
И пружинки-винтики
Заведут свой танец.

Затанцуют резвые
Бледные принцессы,
Пальчики – как лезвия
В полумраке детской.

Ледяные руки,
Ледяные лица.
Это – просто куклы?
Это – только снится?

@темы: Я

20:55 

Даниэль
Собираются туманом серым
Чьи-то тени, чьи-то голоса,
Прорастают чёрные леса,
Где деревья – чёртовы химеры.

Лапы-ветви – скрючены, иссохли,
Листья – зазеркальные осколки –
Собирают оборотни-волки
И вставляют в битые монокли.

А туман щебечет и щекочет,
И сочится плесенью по стенам.
От тумана людям нет спасенья,
Нет спасенья от туманной порчи.

Чёрный лес змеится, разрастаясь,
Рассыпает скорченные листья,
И химеры на ветвях повисли
Ломаными чёрными крестами.

Лес ветвится и границы рушит,
Подбирается всё ближе, подстрекая –
То ли кровь ему нужна людская,
То ли заодно – людские души.

Лес ползёт ветвистой паутиной,
Лес когтится и стучится в двери.
Оплетают ветви – ваши вены,
Осыпают листья пол в гостиной.

И засовы двери не закроют –
Открывайте ему сразу лучше.
Может быть, и пощадит он души,
Может быть, он хочет только крови.

@темы: Я

13:00 

Даниэль
Лисьим рыжим хвостом шелестит театральный занавес,
И актёры играют старинную пьесу – заново.
И актёры играют на скрипе рассохшихся досок,
Взгляды зрителей жалят их, как разозлённые осы.

Взгляды зрителей – осы, а кожа актёров – сладкая,
Бледноликие куклы изломаны белыми маками.
И качаются стебли под ветром, трепещут губы –
Суть актёров – нежна, а все зрители слишком грубы.

Белой пудрой и чёрными мушками лица усеяны,
Эти куклы-актёры – иного, галантного времени.
Слишком хрупкие куклы для сцены и для театра,
Синяки и царапины не заживут до завтра.

Синяки на их коже и душах из лилий шёлковых,
Куклы плачут в коробках, в солёных шелках и локонах,
Куклы плачут – но кто их услышит и кто утешит?
Слёзы кукол – всего лишь предмет для чужих насмешек.

Куклы плачут – но снова выходят на сцену безропотно,
Кукловод, вероятно, проделал над ними опыты
И играет на струнах протянутых к пальцам нитей,
И хохочет в партере какой-то случайный зритель.

И ломаются их голоса под глухими сводами –
Бледноликие куклы не знают, как стать свободными.
Может быть, они даже не знают, что это значит –
Они созданы куклами и не умеют – иначе.

Рыжим лисьим хвостом шелестит снова занавес выжженный,
Куклы снова выходят, живут человечьими жизнями.
А потом – опадают в коробки на пыльный бархат,
Кукловод убирает их в тёмный чулан – до завтра.

@темы: Я

10:10 

Даниэль
Я начертаю в крови арены
Солнечной кровью – свои катрены.
Я – матадор, и с надменным видом
Я на арену выйду.

Плащ мой кровавый ярится – знамя,
Я – точно древний служитель в храме,
В храме богов, позабытых, тёмных –
Боги мои, я помню.

Чёрная шляпа меня укроет –
Должен сегодня я стать героем –
Против меня – многоглавым зверем –
Те, кто в иное верят.

Многоголовая гидра прочих
Ждёт у арены и когти точит,
Дикая стая, толпа людская,
Море рукоплесканий.

Гидра-толпа – непобедима,
Брызжет слюна, блещут седины.
Что же, сегодня сюрприз вам будет –
Многоголовым людям.

Вы и не знаете, кто я – право,
Я не взыскую дешёвой славы,
Я не смазливый артист банальный –
Вы ведь такого ждали?

Шляпу срываю, швыряю наземь –
Аплодисменты затихли сразу.
Я – непрощённый, я – тот, кто изгнан –
Я принимаю вызов.

Что же молчишь ты, толпа драконья,
Та, что диктует свои законы,
Что изгоняет всех неугодных
Воле единого бога?

Что же молчите, волки и овцы?
Да, это я отравлял колодцы
Чёрными звёздами, чёрной страстью –
Я в этом деле мастер.

Да, я из тех, кто вас так пугает –
Пусть не украсил чело рогами,
Но только пламя в глазах не скроешь –
Алое, цвета крови.

Алым и чёрным мой плащ окрашен,
Я выхожу на арену вашу,
Бык вашей сути, увы, не сможет
Даже задеть мне кожу.

Многоголовым быком толпитесь –
А искуситель и соблазнитель
В алом плаще и под алым солнцем
Всем вам в лицо смеётся.

Площадь звенит раскалённым диском,
Бык побирается близко-близко,
Но отшатнётся, увидев пламя,
Что я мечу – глазами.

Жмётся толпа, наступать не смеет,
Шёпот ползёт по арене змеем –
Я каблуком перережу кобру –
С гадами я недобрый.

Бык отступает к далёким креслам, -
Это уже мне неинтересно.
Я усмехаюсь, разочарован,
Томно ломаю брови.

Где же цветы, мои сеньориты?
Бык уползает, как пёс побитый,
Я, кабальеро, стою на сцене –
Кто мой огонь оценит?

Все сеньориты бледны смертельно,
Зрители ропщут – тусклые тени.
Я улыбаюсь и вновь скрываю
Шляпой – свой взгляд кровавый.

И ухожу с золотой арены –
Непобеждённый и неизменный,
С алой улыбкой и алым взглядом –
Я, матадор из ада.

@темы: Я

10:50 

Даниэль
Комнаты – изломаны, переплетены.
Прохожу по комнатам в серебре луны.
Андрогином, демоном, принцем и шутом –
Затянул ремень моё чёрное пальто.

Джинсы все изодраны, сапоги скрипят.
Тянется по городу лунная тропа.
Тянется кокетливо, как кошачий хвост.
Я иду за ветром и – выхожу на мост

Отражаюсь в омуте водяной души.
Не увидит – кто-нибудь проходящий – ши.
Не увидит тёмную кошку в темноте.
Подбираю в омуте собственную тень.

Подбородок – лезвие, и надменный взгляд,
Я иными брезгую – я аристократ.
Затянувшись в чёрное, проскользну, пройду,
Полускрою чёлкой я вредоносный дух.

Волосы – острижены, потерялся нимб.
Был когда-то рыжим я, или буду им.
Стал когда-то – чёрным я – это навсегда.
Светит над плечом моим эполет-звезда.

И на пальце – явственно светит серебро.
Что таю под масками – зло или добро?
Суета, любезные, пыльные слова –
Я такими брезгую, уверяю вас.

Прохожу надменно я стороной – от всех,
Прикрывая веером ядовитый смех.
И перчатки чёрные пальцы затаят,
Чтобы вы не тронули невзначай меня.

Чтобы грань осталась и разделила сны –
Моей чёрной алости, вашей белизны.
Рыже-чёрным демоном из огня сплетён
Прохожу вне времени ломаным путём.

Ломаным – танцующим – сапоги поют –
Фонари на улицах множат тень мою.
Бьётся сердце гулкое, очи – янтари.
Поднимаю руку я – я хочу творить.

Лик мой – полумесяцем в серебре луны.
Нынче бесы бесятся, я – один из них.
Нынче тени кружатся, нагоняя страх.
Для кого-то – ужасы, для меня – игра.

Я иду вне времени по дороге-льду,
И другие демоны где-то меня ждут.
Ждут меня, залётного ворона – всегда,
Чтобы крикнуть – Чёрт с тобой, где ты пропадал?

@темы: Я

04:55 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Это Адам, ему шестнадцать. Поразительно хмур и груб.
Неумеющий улыбаться, коренастый, как старый дуб.
Бесконечно сутулый, тихий. Прячет сбитый кулак в карман,
А в кармане такое лихо...
- Уголовник и наркоман! -
Говорят про него соседи,
- Беспризорник! Пройдоха! Вор!
По сугробам и гололеди он приходит в знакомый двор.
По оплёванным гребням лестниц на привычный пустой чердак:
В этом самом надёжном месте нет ни голода,ни собак.
Лихо фыркает, шерсть взъерошив, раздувает свои бока,
Вместо снежных холодных крошек - миска вкусного молока,
Мягкой кучей лежат матрацы, пахнет сыростью и теплом...
Это Адам, ему шестнадцать. "Забияка и костолом"
Гладит серую шубку лиха и бормочет себе под нос:
- Тихо, маленький. Тихо, тихо! Я забрал тебя и принёс.
Слышишь, кроха? Даю поруку: я - твой самый надёжный щит.

Лихо тычется носом в руку и, посапывая, урчит.

Кайлиана Фей-Бранч

@темы: Я, Творчество, Стихи

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная