Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Я (список заголовков)
23:45 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Не печалься, брат, мы ведь знали, что так и будет,
Не мечтали с тобой до старости мы дожить,
Ты предвидел это, когда мы считали пули,
И точили свои ножи,
Слишком мало, брат, нам осталось дышать свободой,
Протрубит последний, и нас позовет война,
Ну, а в том, что всё больше сдавали мы год от года,
Не твоя вина,
Нас прибило судьбой, как Сизифа своим же камнем,
Вместо ангелов я наблюдаю ленивых мух,
Дьявол здесь, среди нас, а Господь будто в бездну канул
И все так же глух.
Небеса никогда не навяжут нам эти роли,
Я пошлю все к чертям и останусь самим собой.
Если ты в меня веришь, считай, мы уже герои.
Я опять принимаю бой.

@темы: Сверъестественное, Стихи, Я

11:31 

Цветок огня.)

Счастливый Ветер
Любовь - как воздух, мы ею дышим и ею творим, на ней же стоит Земля и крепятся Небосводы - любой из нас дышит, и все становится им, когда мы выдыхаем пламя Любви и Свободы.
Никто не может сказать, на миг или на века
прикасается здесь, сейчас, к руке рука -
есть ты, и есть иные вселенные влет,
кто знает что будет, не угадать наперед -
и сколько границ избито, сколько вершин -
сколько веков ты думал, что ты один?

Вечность. Лохмотьями широкая полоса,
цветные заплаты - лоскутки закрывают глаза -
яркие вспышки "рекламы", цветные огни,
сколь дорого то, что крутят они?
Сколько часов мы разбивали, тратили -
веков, мгновений, огня - хватит ли,
теперь, в этом круговороте времен,
на голубое небо льющееся из окон?

Никто так не скажет по-настоящему емко,
как скажешь ты сам себе - тихо, громко?
-Малыш, как же ты был беспечен и глуп,
радует, что теперь ты свободен от этих пут.
Радует это небо - от самого края Земли,
и этот огонь - мы наконец-то смогли.

Взлеты. падение, нашествие метеоритов -
вселенная радует каким-то по счету кульбитом -
вечность в набросках, к карандашу - рука,
свобода от пут, от мыслей, что мы на века.
Ответы, витиеватой росписью, изнутри -
стержнем, и зеленеет сердце внутри
тонкие ветви - красок на них череда,
и шепот - гори, мой огонь, всегда.

@темы: Я, Творчество, Стихи, Жизненное

16:07 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
"Потому что этим крыльям не взлететь боле,
Им остается лишь без толку бить —
Воздух, который ныне так мал и сух,
Меньше и суше, чем воля."

(с) Томас Стернз Элиот, поэма о "потерянном поколении".



грязный город шумит, как рой пустоглазых навозных мух. я бесцветен и я - слепец в тошнотворности ярких красок.
моя куколка, рыбка... Бэтс. о таком не расскажешь вслух, обсуждая фасон и крой в чистоплюйстве резных террасок,
выбрав туфли и бигуди, опьянев под звучанье джаза. я хочу твоих губ и рук, я же, всё-таки, человек.
но я болен и близорук к этой яркости... вот зараза! В Орлеане идут дожди целый чертов двадцатый век.
детка, выслушай, я хотел кутать в золото и пайетки твои плечи, носить портфель. и любить тебя, Бэтти-Лу.
но зачем я тебе теперь, в золоченности новой клетки? в шумном скопище звуков, тел... я пишу тебе. я пишу,
наблюдая, как на свету резво пляшут твои кудряшки. моя куколка, я устал, я бесцветен, озлоблен, слеп.
этот город бесстыдно мал - уместился в одной затяжке. ты позволишь начистоту? чертов город похож на склеп.

А они льют в свои бокалы эту хренову благодать
И они истекают смехом. Я уже не один из них.
грязный город разносит эхо. ну куда мне себя девать?
Людной улицы слишком мало. Слишком мало для нас двоих.

моя девочка, я могу только пить, и стрелять, и пить. выходя в незнакомый мир, я тону в канонаде звуков,
ты легка, словно кашемир - как тончайшая эта нить выплетаешь свою дугу и послушно ложишься в руку -
Бэтси, Бэтси... моя душа - лишь проклятое злое пламя. я хочу твоих губ и глаз. я устал от чужих афер.
но звучит надоевший джаз. я здесь чужд, словно марсианин. мне остался последний шаг и заряженный револьвер.
моя куколка, подожди и безжалостный танец цвета ты успеешь испить сполна под покровом тяжелых век.
город празднует допоздна и к рассвету приходит лето.

в Орлеане идут дожди целый чертов двадцатый век.

Кайлиана Фей-Бранч

@темы: Стихи, Творчество, Чувства, Я

13:31 

Ребро Адама.

Умозайка
У каждой уважающей себя Мальвины есть запретный чулан. Но она же хорошая девочка (с)
Чертово ребро Адама,
Из которого все мы сделаны,
Какое оно по счёту?
Не то ли, что на сердце обручем.
Женственность -
Проклятие на всю жизнь -
Вечная жертвенность.
Сожми зубы, держись.
Склоняй голову перед всеми.
А лучше сразу становись на колени.
А если ты такая и есть,
А если это у тебя по венам
Вместе с кровью - твоя суть.
Можно воздвигнуть стены
(От потери самоуважения не спасут).
От своего пола как чёрт от ладана.
И где же оно, ребро Адама?
Которое из...

@темы: Лирика, Я

19:53 

Ранние годы

Умозайка
У каждой уважающей себя Мальвины есть запретный чулан. Но она же хорошая девочка (с)
Я забыла слово "ревность"
В четырнадцать,
Когда смотрела и могла
Решиться -
Что больнее -
Ты с ним или он с тобой?
Что важнее -
Дружба или любовь?
Я забыла слово "ревность"
В четырнадцать.

Я забыла слово "зависть"
В шестнадцать,
Когда ты начала от любви
Задыхаться.
А я ведь тоже хотела
Влюбляться.
Но очень боялась
Уподобляться.
Я забыла слово "зависть"
В шестнадцать.

Я забыла слово "вера"
В девятнадцать,
Когда ты отучил меня
Улыбаться.
Когда я перестала
Пытаться -
Нельзя научить от любви
Задыхаться.
Я забыла слово "вера"
В девятнадцать.

Я поверила
В двадцать три.
Все твои слова
Стали мои
Мысли.

@темы: Жизненное, Лирика, Творчество, Чувства, Я

18:32 

Dead Channel
I think its gonna rain
В ночном небе из янтаря загорается любопытная звезда,
Греет немного. Смотрит на меня свысока.
Строю лестницу к небу, мне непременно нужно успеть до утра,
К оранжевой дымке, чтобы получше разглядеть тебя,
нежданная радость моя.

Не рассчитал, подлетел слишком быстро, лучами пронзило доспех насквозь,
Падая успеваю заметить за сиянием шрамы и кровь,
И вдруг понимаю, как будто вижу себя точь в точь!
Ничего не поделать, остается только опять безумно рискнуть, бросить все
Не глядя, еще раз сорваться в безлунную ночь.

И вот я уже на пороге, готов позабыть самого себя,
Предать идеалы, невеселые, но правдивые притчи заученные втихоря,
Сонеты одиночества и боль оставить на полке уходя.
Они все равно подтянутся потом, но пока боль беспокойно молчит, следя.

Хотя как молчит, слышно слегка
Что-то там о последствиях и прогнозах дождя,
Робко вторит, что от всех ненужных бед неизбежно меня защитит,
В общем, молча кричит.

Не слушая этот утомляющий сверх меры треп,
Отчаливаю в поисках подключений,
Мне обязательно повезет!

@темы: Настроение, Лирика, Я, Чувства, Творчество

21:07 

Гранка
Когда доходит до общения, я становлюсь вообще не я.

Снова с крыльев твоих драконов опадает в песок пыльца,
И сюрпризами душу травит шальное лето.
Незаконному сыну один лишь выход — шагнуть с крыльца,
С глаз отца исчезнув, уйти за ветром.

Гордость, комом в горле, требует — навсегда.
Ты давно бы рад ей проиграть всухую.
Но когда в стране все заставы прорвёт беда,
Чистота кровей никого уже не волнует.

На гербе твоём как не было полосы,
И слова посыльного — дрожь в угаре:
«Передать велели: "Вернись к нам, сын.
Одного тебя послушают эти твари"!»

«Тварям» — королевства решать судьбу.
И тебе, рождённому незаконно.
Не до споров значит! Вновь, прикусив губу,
Ты ведёшь на помощь своих драконов.

@темы: Стихи, Я

10:43 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
- Никогда не ходи за порог одна, слышишь, милая Мэри-Энн?
Вересковую пустошь укрыл туман и тяжел аромат его.
Эти стены спасут тебя только тогда, когда ты не покинешь стен.
И минует беда. Утекут года. Не останется ничего.

Сетью троп непротоптанных в сизой мгле ходит смерть. Не уходит смерть,
Беспокойная, скрытая в полусне, горько-сладкая, словно мёд.
Ты слаба, Мэри-Энн. Ты больна, Мэри-Энн. Не спеши под земную твердь.
Не мечтай разорвать этот круг и плен, и о том, что тебя не ждёт.

Там звенящая тишь, там пурпурный мир лезет вверх по босым ногам.
Там взбирается светлый небес сапфир по изменчивым гребням гор.
Моя глупая, глупая Мэри-Энн, не ходи за порог одна.
Не покинь этих стен. Ты больна, Мэри-Энн! Лишь бы делать наперекор. -


- Вересковую пустошь укрыл туман. Он дурманящий, будто яд.
Ходит смерть в ярком пурпуре по горам. Добрым голосом кличет смерть.
Только десять шагов, десять жалких шагов! Ярким пламенем мир объят.
Чтобы выразить это, не хватит слов - как мне хочется с ним гореть!

Горько-сладкие огненные цвета украшают моё окно.
Эти стены спасут меня только тогда, когда незачем будет жить.
"Не ходи, Мэри-Энн, ты больна, Мэри-Энн!". Что ни день - всё одно. Одно.
Это замкнутый круг. Это вечный плен. Им бессмысленно дорожить.

Там звенящая тишь и небес сапфир. Там изменчивый горный лик.
Там ласкающий вереск теплом зефир, полусонная зыбь и мгла.
Вот бы тоже на листья закат ловить и алеть, будто сердолик,
Вот бы корни в подземную твердь пустить, словно дерево, я могла! -

- Никогда не ходи за порог одна, моя милая крошка Бри.
Вересковую пустошь укрыл туман, не коснувшись холодных стен.
Одинокое дерево в море трав клонит голову до земли.
Вот к такому ведет непослушный нрав. Это - глупая Мэри-Энн.

Сетью троп непротоптанных стелет мир яркий пурпур и аромат.
Засыпай, моя милая крошка Бри и, обыденным снам вразрез,
Будет снится тебе неизменный путь, что десяток шагов хранят.

Мэри-Энн прорастает корнями вглубь и её обнимает лес. -

Кайлиана Фей-Бранч

@темы: Стихи, Творчество, Я

13:25 

Счастливый Ветер
Любовь - как воздух, мы ею дышим и ею творим, на ней же стоит Земля и крепятся Небосводы - любой из нас дышит, и все становится им, когда мы выдыхаем пламя Любви и Свободы.
Я выбираю не то, что проще,
а то к чему сердце лежит и душа -
звон колокольный и ветер меня полощет -
лучше расслабься и просто закрой глаза.

Я выбираю тех. кто видит иначе
и кто зажигает сердцем искру,
что словно сигнальный огонь маячит -
руки раскинув стою на скале, на ветру.

Мой выбор обычно твориться украдкой -
когда не видит никто и никто не ждет,
и словно за облаками горит лампадка -
верь и не стоит загадывать наперед.

Отпустив себя и все былое
мы словно становимся из песка,
в этом что-то совершенно иное -
расслабься и просто закрой глаза.

@темы: Жизненное, Чувства, Я

15:14 

***

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Он говорит, что пора решать, хоть сам всё давно решил.
Мне хорошо с ним бывает спать и очень скучно жить.

У него перелёты Москва - Милан - Бостон - Римини - в снег.
У меня из забот - лишь пустой карман в свои почти тридцать лет.

У него есть хватка, сила, напор, а ещё он обычно прав.
Он обещает мне горы гор, я - личный его анклав.
---
Город меняется по утру, машина тепло урчит.
Мне эти встречи не по нутру, он выдыхает: "shit".
Кофе в отеле не так уж плох, но плохо, когда - отель.
Самые разные из дорог вечно ведут в постель.
Хочется выспаться, но никак - мысли уносят вверх.
Я идиотка и он дурак - пожалуй, лучший из всех.
Ходим по кругу, играем в "нас", делим судьбу как торт.
Я не могу посмотреть в глаза.
Он знает, что он - не тот...
---
...но надевает на палец кольцо и не принимает "нет".
- Скажи мне это, глядя в лицо.

Я не нахожу ответ.

@темы: Я, Стихи

13:22 

Шутовское

Умозайка
У каждой уважающей себя Мальвины есть запретный чулан. Но она же хорошая девочка (с)
Моей принцессе

Маленькая принцесса до боли красива,
Нет, это просто невыносимо,
Будь я хоть рыцарь – не подошёл бы сильно.
А я – всего лишь шут.

Говорят, моя мать была ведьмой,
Не от того ли глаза мои зеленеют…
А она проходит по галерее.
Я смотрю на неё и не дышу.

Моя спина болит, а ноги немеют,
Никому дела нет, что в глазах моих зеленеет,
Никто не узнает, что во мне зреет,
Не узнает, что я ей пишу.

А она такая тонкая и сильная,
У неё такие руки красивые,
Она может убить меня без усилия,
Но она не замечает, что я тут.

Ах, эти придворные, лакеи, левретки,
Фрейлины, красивые как статуэтки,
Рыцари в бою искусны и метки,
Они восхищаются, а не под ноги ей плюют.

Но толку-то, господи, если они так слепы,
Если не видят то, чем они согреты,
Если не видят то, что должно быть воспето…
А я - шут, я молчу и пляшу.

А она на троне, держит спину прямо,
Такая солидная, взрослая дама.
Принцесса, я знаю вашу драму.
Вы им всем лжёте, и они вам лгут.

Она не принцесса, она давно уже рыцарь,
И притворяться нет никакого смысла,
Её броня на солнце искрится…
А может, я сочиняю, я ведь глуп.

Но она сияет сидя на троне,
И дело совсем не в её короне,
Она всегда парит над толпою.
Я прячусь в углу, вокруг лакеи снуют.

Нет, моя мать не была ведьмой.
Тьма у меня внутри не от неё тлеет,
Но она помогает найти то, что греет.
Свет, на который я не дышу….

Я так хотел бы этот свет защищать,
Но бог дал мне горб и руки, что не удержат меча.
А этот мир, он не умеет прощать.
Я не рыцарь, не принц, я всего лишь шут.

Я смотрю на неё и вижу маленькое, нежное,
Хрупкое, но как океан безбрежное,
То, что способно прогнать поспешное…
Она не смотрит, и я пляшу.

Я смотрю, как она читает мои строки,
Пусть мои слова неумелы и робки,
Пусть им не хватает сноровки…
Но её доспехи ей чуть меньше трут.

Я кое-что знаю о её доспехах,
О её улыбке и колкости смеха,
О том, что не стою даже её блефа.
Я смотрю на неё и не дышу.

Я могу спеть ей пару дурацких песен,
Но мой убожеский танец ей неинтересен.
Но она здесь, и мой мир чудесен.
И пусть не узнает, что я тут.

Врут, моя мать не была ведьмой,
Но огонь сожрал её только быстрее.
Когда узнают, … и пламя меня, как её, согреет,
Маленькая, держи спину прямо – они не поймут.

(с) Осколки

@темы: Лирика, Любовь, Творчество, Я

00:01 

Schuscharra
Если я не полюблю, то, вероятно, я двинусь. (с)
Вроде бы можно не думать,
Можно совсем забыть,
Выбросить из головы
И заняться серьёзным делом,
Почему же кажется,
Что проще – не быть,
Чем признаться себе самой,
Что всё отболело,
Отгорело и заросло,
Даже шрамы почти не ноют,
Словно долгий кошмарный сон,
Перешёл, наконец, в спокойный,
Словно ветер размёл туман
И за ночью проснулось утро…

Исцеленье души от ран
Столь болезненно, почему-то…

@темы: Я

10:30 

Даниэль
Он приплыл к ней вообще без парусов -
Но под бархатным пылающим парусом заката.
Он шептал - где ты, девочка Ассоль,
Я ведь знаю, я верю - меня ждала ты.
Да, конечно, я немного опоздал -
И с парусами не слишком удачно получилось -
Но вело меня твоё имя, как звезда -
Каждую ночь давая новые силы.
Никто мне не верил, что ждёт меня какая-то Ассоль -
Все надо мной от юнги до кока смеялись -
И говорили, что нет таких парусов -
Что паруса никогда не бывают алыми.
Но вот, посмотри - кто из нас оказался прав?
Вот они, паруса - целое небо алеет!
Я слишком долго плыл. Я слишком устал -
Но ни одной секунды я не жалею.
Мне говорили, что ты - это сказка и сон,
Что тебя я придумал в пьяном бреду в таверне.
Что нет в этом мире - хрупкой девочки Ассоль -
И даже имени такого нет, наверное.
А я смеялся - им ведь просто не понять -
Они не умеют мечтать, не умеют верить -
А ты существуешь - и ты дождёшься меня -
В каждый рассвет и закат выходя на берег.
Ты собираешь раковины - в ситцевый подол -
Ты расчесываешь волосы перед щербатым зеркальцем -
Я выжил лишь потому, что знал - меня ждёт
Волшебная девочка с тёплым котёнком в сердце.
Да, я знаю, что на принца не слишком похож -
И уже скребётся в дверь моей каюты старость -
Но ты меня точно узнаешь - ты всё поймёшь -
И ты увидишь алый небесный парус.
Девочка, где ты? Я жду на борту - приди!
Это твоя тень - или мне показалось?
Я столько лет плавал в море один -
Под парусами небес - нашими, алыми!
Я столько лет - мечтал, представлял тебя -
Простую девочку - и принцессу из сказок -
Твои глаза - улыбку на бледных губах -
Как только я их увижу - узнаю сразу!
Столько бессчётных лет, Ассоль столько лет!
Столько холодных волн и солёного горя!
Я не привык ходить по твёрдой земле -
В моей крови бушует бескрайнее море.
И ты его тоже полюбишь, любовь моя -
Моя надежда, моя последняя радость!
Ты столько лет светила мне, как маяк -
Теперь ты будешь моим кораблём и парусом.
От одиночества блудную душу спаси -
Подари изгнаннику новую добрую сказку -
И, может быть, родится у нас сын -
С глазами синими, как эта даль океанская.
И он стоял, опершись рукой на корму -
Под небесами, горящими парусом алым -
И видел - его Ассоль бежала к нему -
И платье её, как паруса, развевалось.
Оно было алым - пылающий, жаркий знак -
Бросающий розовый отсвет на бледную кожу -
И он её с первого взгляда узнал -
Она его узнала мгновенно - тоже.
И между ними алый маяк горел -
Они смотрели друг на друга влюблённо -
А в деревенской лавке находчивый Грей
Всё торговался за красную ткань в рулонах.
Он на руках её перенёс на борт -
Она обнимала его за шею доверчиво.
Может быть, это даже и не любовь -
А что-то другое - что-то сродни вечности.
Алели в ночи паруса крови и губ -
Она ждала - и она дождалась его.
А Грей так и остался на берегу
С красными тряпками из деревенской лавки.

@темы: Литература, Я

11:10 

Даниэль
Нет, бог руку Авраама не отведёт -
Зачем ему это милосердие нужно?
Исаак будет рыдать, как идиот,
От бессмысленного ужаса.

Он и не помыслит куда-то сбежать -
Он будет идти покорно -
На шее верёвка - его никому не жаль -
В небе хохочут вороны.

Его покорность для воронов так смешна -
Вороны - родня демонам, когда то павшим -
Вот так и идёт Исаак - согнута спина -
В страхе и слабости, точно овца в парше.

Вот так и идёт - глаза в землю уперев -
Повязанный верёвкой и отцовской любовью -
Овцы так и идут - что в родной хлев -
Что к мяснику на кровавую бойню.

Предназначенный в жертву, идёт Исаак - за ним
Авраам - суров и бороду гордо щетинит -
Бог самолично явился в его сны
И повелел убить любимого сына.

Или расщедрился на телефонный звонок -
Или - записку прислал - с ангелом-курьером -
Главное не это - главное - желает он
Проверить его железобетонную веру.

Авраам горд - не с каждым общается бог -
Не каждый может такой удачей похвастаться -
Любовь к сыну - пустяк, вот к богу любовь -
Превыше всего - и праотец согласен

На всё - перерезать сыну горло? Легко!
Было бы десять - десятерым одним махом!
Пускай прольёт багровое молоко
Его ягнёнок белый - во славу Яхве!

Бог всемогущ - он дал, а потом он взял -
Авраам кривит в улыбке морщины и губы -
Он без сомнений смотрит сыну в глаза -
Он его любит, но бога он больше любит.

И Исаак на камень ляжет - как тень -
Чёрные волосы - спёкшейся кровью - на белом -
Может быть, он и скажет тихо - отец!
Или не скажет - просто что-то проблеет -

И кровь потечёт из горла - на камень - ручьём -
И взгляд его, остекленев, застынет,
И Авраам, не пожалев ни о чём,
Отправится в путь обратный - уже без сына.

И вороны будут смеяться среди осин -
Виться над ним чёрной кричащей тучей -
Эй, Авраам, где твой любимый сын?
Эй, старик, где молодой попутчик?

Они вернутся - туда, где остался труп -
И закатят на радостях пир кровавый -
Они наедятся вдоволь - чтобы к утру
Даже скелета голого не оставить.

И будут клевать маслины ослепших глаз -
И будут мухи ползти по холодной коже.
Но Авраам спокоен - ведь был приказ -
И он исполнил его - во славу божию.

Он всё сделал. Бог будет доволен им.
Он богу покорен - а значит, ему угоден.
И может быть, явится ангел в его сны
И наградит Авраама почётным орденом.

@темы: Я

10:45 

Даниэль
Публика или господь - свысока взирает -
Барабаны стрекочут победоносным маршем -
И Даниил спускается в ров со львами -
В который раз уже?

Он не знает, он сбился давно со счёта -
Раз за разом в ров его опускали.
Кровоподтёками грима покрыты щёки,
И рот оскален.

Он - отчасти пророк, а отчасти - клоун -
На него рыжий парик насильно напялили -
Давай, пророк Даниил - поприветствуй поклоном
Зрителей в зале.

Он - под париком и гримом - мальчишка -
Смуглый отрок, курчавый и горбоносый -
Публика ждёт - Даниил - начинай - ты слышишь?
Давай - не бойся!

Львы его уже ждут - наизготовку -
Бьют хвостами - гривы их топорщатся -
Сложно быть священным мудрым пророком.
Клоуном - проще?

Нет, не проще - нисколько - губы искусаны -
Он стоит - в короткой тунике - холодно -
Давай, Даниил - покажи нам своё искусство -
Выше голову!

Выше, мальчик! Горит - обветрена кожа -
Сколько ветров её обдавали песками?
Сколько раз тебя - эти сальные рожи
В ров опускали?

Ждали львы - били хвостами упруго -
Пот и песок склеили рот и ресницы -
Всё идёт по бесконечному кругу,
Всё повторится.

Всё повторится - завтра - снова и снова -
Век за веком - в этой - и в новой жизни -
Будет прыгать бесстрашно во львиный ров он -
Ко львам рыжим.

Зрители в первых рядах заунывно хлопают -
Конферансье орёт - ура Даниилу!
Где он сейчас выступает? Где-то в Европе.
Город - забыл он.

Рим ли, Париж у него за окном расстилается -
Ему не до этого - он сосредоточен.
Он должен быть готов к общенью со львами
И днём, и ночью.

И он не помнит уже, в котором веке
Родился - и шокировал всех чудесами -
И перевёл зловещее «мене, текел»
Для Валтасара.

Он не помнит - пот на лбу - как бисер -
Которым расшитое его трико пыльное -
Сколько раз он упал с трапеций - разбился?
Уже забыл он.

Сколько раз - с каната рука срывалась -
Сколько раз - летел он - и ждал удара -
Но - попадал в ров со своими львами -
Они ждали.

Сколько раз - но львы его снова спасали -
Они смотрели в глаза его - ярко-синие -
И он выезжал - победоносно - в финале -
На их спинах.

И зрители снова его - недолго - любили -
Те, что так ждали смерти его кровавой -
И орали все - ура Даниилу!
Пророку - славу!

Цирк запирают. Служители гасят огни его -
Завтра в шесть тридцать поезд - кажется, в Грецию.
И львы ложатся тесно вокруг Даниила,
Чтобы согреть его.

@темы: Я, Стихи

10:30 

Даниэль
Кай, наконец-то я тебя нашла - Кай, я столько брела, столько тебя искала -
Спрашивала я и у ветров и у скал - вы не видели - когда-то - моего мальчика Кая?
Вы не видели мальчика, чья красота, как нарцисс - золотится солнцем на льду белоснежном?
Я проходила - хижины и дворцы - я искала тебя - я не теряла надежды.
Я шла годами - уже не считая дни - мои ступни - давно изранены болью -
Я вспоминала - как мы были одни - в нашем собственном мире - лишь я с тобою -
Я вспоминала - и это давало сил - это меня толкало идти - дальше -
Я всё простила тебе - и ты прости - мой белолицый, мой синеглазый мальчик -
Мой ненаглядный - не отвести глаза - ты изменился - но при этом такой же -
Можно мне провести - или нельзя - кончиком пальца по ледяной коже?
Волосы - чёрные - точно деревья зимой - или ворон в лазоревом небе крылья -
Мой мальчик, мой Кай, ты ведь пойдёшь со мной? Ты ведь вернёшься туда, где мы счастливы были?
Ты ведь вернёшься? Я после стольких мук - нашла тебя, я пришла к тебе, я явилась -
Но - ты решаешь сам - а я всё приму - если откажешься - мне не откажут силы -
Я всё понимаю - прошло уже много лет - солнце топило вёснами снег и льдины -
Я столько ходила по этой чужой земле - я столько искала тебя - и не находила -
И вот теперь ты снова - рядом, со мной - так возвращаются с юга - белые стаи -
Может быть, в чём-то я виновата, но - эта вина давно уже снегом истаяла -
Всё прошло - осталась только любовь - она не тает, она - осколок от вечности -
Я наконец-то снова рядом с тобой - можно, мой мальчик, обнять твои хрупкие плечи?
Можно? Я столько лет проскиталась одна - мне эти годы порой казались веками -
Но я встречала в своих одиноких снах - тебя - моего ледяного мальчика Кая.
И вот, наконец - не во сне, а наяву - соединяются наши взгляды и руки -
Я снова с тобой - а значит, снова живу - как не жила ни дня - в годы разлуки.
И ты ощущаешь - то же, моя мечта? Мой белый принц, нарцисс золотой и гордый?
Ты тоже счастлив, что этот миг настал? Ты тоже ждал и надеялся эти годы?
Я понимаю - меня трудно узнать - платье измято, лицо - шелушащийся камень -
Только, мой Кай - посмотри мне прямо в глаза - своими синими, как сапфиры, глазами -
Близоруки глаза - и лживы все зеркала - но ты увидишь меня - ты узнаешь сердцем.
Кай, мой Кай - наконец я тебя нашла. - Моя королева. Я ждал тебя. Наконец-то.

@темы: Я, Литература

17:45 

Даниэль
Она уже не в России – но – всё еще – жива.
Аля опять просила – ей показать льва.
Она охотно покажет, продемонстрирует – рык.
Чистый листок бумажный. Новая жизнь внутри.

Над Прагой – солнечный клевер. Зелен новый восход.
Кто-то во что-то верит. Кто-то кого-то ждёт.
Белый тетрадный Гаммельн – строки и этажи.
Это не та – другая – а настоящая жизнь.

В белой чистой тетради – на строках – старые "ять".
Львиная сила во взгляде. Что вам ещё показать?
Будущее – под шалью, и огонь в волосах –
Только бы – не мешали – только бы дали писать.

Светлые косы Али. Она говорит «Ваш сын».
Где-то бумажный Гаммельн видит скучные сны.
В зелени – старая Прага, белеет тетрадный лист.
Идёт в благочинный Гаммельн зеленоглазый флейтист.

В Гаммельне – серые крысы – картошка, мусор, обед –
В Гаммельне ждут флейтиста – чтобы спастись от бед.
В зелёном плаще чёрта – идёт – он уже в пути –
В город, где люди мёртвые – не захотят платить.

А надо платить по счёту, дамы и господа,
Когда является – чёрт к вам – и предлагает – дар.
Она это знает точно – кто, как не она!
Скоро последняя точка – скоро последний знак.

Пальцы мнут сигарету – и по бумаге спешат –
Спит белокурая Грета – девушка и душа.
Флейтист снова и снова играет в гретиных снах –
Он – чуть-чуть Казанова – и всецело – она.

Флейтист играет на флейте – странник в зелёном плаще –
Его слушает Грета – а больше никто вообще.
Плащ летящий очертит его бесконечный путь –
Он уведёт к смерти раскормленных крыс толпу.

А после – в огне рассвета – пляшет чёрная тень –
Он уведёт – Грету – и остальных детей.
Он уведёт в пруд их – то ли в рай, то ли в ад –
Пусть – крысы пируют, пусть горожане – бдят.

Пусть молитвы читают под колокольный звон –
Их крысиные стаи перегрызут всё равно.
Плита. Мойка. Картошка. И не видать зари.
В Гаммельне жизнь хорошая – у горожан и крыс.

А дети – они где-то – слышите их смех?
И белокурая Грета – и остальные все.
Лист – до конца исписан – солнце восходит львом.
Сдохли серые крысы – Грету флейтист увёл.

Всё – поставлена точка. Завтра – дальше пиши.
У белокурой дочери – косы Греты – души.
Тянется дым сигаретный – ввысь – как дьявольский нимб.
Флейтист играет на флейте. Души идут за ним.

@темы: Литература, Я

19:50 

Не обо мне.

Умозайка
У каждой уважающей себя Мальвины есть запретный чулан. Но она же хорошая девочка (с)
Я бы хотела стать простой,
Как ты сказала тогда?.. Неинтересной.
Я бы хотела стать пустой,
Чтобы меня волновали только простые вещи
Да, я хотела бы стать такой.

Полагаю, у меня давно был уже свой маяк
И в придачу к нему якорь на шею,
Не выбивал из колеи каждый пустяк,
А дышать становилось легче, а не тяжелее.
Вдох-выдох - вот так.

У меня непременно были бы уже дети,
И я целовала бы их нагретые солнцем макушки.
И меня не волновало бы ничто на свете.
Кроме количества их веснушек.
Я хотела бы быть дурой простодушной...

Улыбки, веснушки, подружки, подушки,
Кружева, тесемочки, ленточки, рюшки,
И ничего не держать в уме...
Как жаль, право слово, что это не обо мне.

@темы: Я, Творчество, Стихи, Литература, Лирика

17:45 

Даниэль
Скарлетт в линялом платье ситцевом,
Эшли колет дрова.
Ноет и жалуется сестрица –
Скарлетт зла и груба.

Скарлетт – это значит – алая –
Как небо над полем хлопковым.
Она работать их заставляет,
Точно они холопки.

Точно они – её рабыни –
С утра и до поздней ночи.
Конфедерации нет – разбили
Янки. Всё – кончено.

Кончено. Больше не будет крови –
Больше не будет боли.
Эшли вернулся. К ней, под кров её.
Эшли дрова колет.

Кончено – только потные пятна
Под отощавшей грудью.
Старый мир не вернётся обратно.
Как раньше – уже не будет.

Не будет. Пота, не слёз пятна
Она стирает рукой –
Сошёл с ума её бедный папа –
А мама – уже далеко.

И не будет на пианино –
Играть – не будет петь ей –
И не вернётся – и не обнимет –
Из-за границы смерти.

Не будет – это понятно Скарлетт,
Юной Скарлетт О'Хара.
Она слёз – не допускает,
Она встает с петухами.

Она работает – как батрачка,
Растя мозоли кровавые.
Да, теперь всё совсем иначе,
Но – она справляется.

Она трудится – как рабыня –
Худая, с иссохшей грудью.
Но она знает, что не погибнет
И голодать не будет.

Она – сможет, она – выживет,
Она – преодолеет,
И пусть платье не из Парижа,
А из пыльной портьеры –

Пусть – руки её изранены,
Пусть сердце порой ноет –
Они – аристократы-южане,
Они – стальные магнолии.

Они должны устоять под ветром –
Под ураганом – цунами –
Она знает. Она верит.
Она всё понимает.

Ветер трясёт крестом кринолина,
Ветер ломает корсет ей.
Она спасает всё, что любила –
Она жнёт, что посеяла.

Вместо кокетливо завитых локонов –
Потные пряди свисают.
Она собирает на поле – хлопок –
Под алыми небесами.

Алыми – как её имя колкое –
Как горло при скарлатине –
Она собирает на поле хлопок
В платье давно не стиранном.

Эшли колет дрова – молча –
Глаза у него – мёртвые.
Он – тоже – с утра до ночи –
Как раб домашний – работает.

Он ничего ей сказать не может –
У него уже есть – другая.
Солнце покрыло белую кожу
Магнолий – чёрным загаром.

Солнце ржавым ножом режет,
Солнце клыки скалит.
Нет, ничего не будет, как прежде,
Но – выживет Скарлетт.

Выживет – голову вновь поднимет –
Она всё сумеет, всё сможет –
Ведь у неё – алое имя –
Как небеса над Джорджией.

Над югом, где из огня и стали
Магнолии – с виду хрупкие.
Под алым небом – алая Скарлетт
Берёт всё в свои руки.

Руки все – в кровавых мозолях –
Алого, алого цвета –
Плакать себе она не позволит.
Она поклялась в этом.

И никогда не будет голодной –
Можете не сомневаться.
Она сошьёт по последней моде
Себе зелёное платье.

И в нём она в Атланту отправится,
Чтобы сначала начать всё.
Только забудет мозоли кровавые –
Алые – скрыть перчатками.

@темы: Литература, Я

18:00 

Даниэль
Леди Макбет - куклу баюкает - ей пока совсем мало лет -
Ведьмы сварят её куклу - живьём - в своём ведьмовском котле -
Ведьмы отрежут кукле ноги - ведьмы зашьют ей жилами рот -
Леди Макбет - лучше не трогать - тот, кто тронет её - умрёт -

Лели Макбет - скоро вырастет - белой женщиной без души -
И поселится за кулисами - будет новую куклу шить -
Будет ей отрезать голову - мазать алым - и хохотать -
Пора на сцену. Она готова. Ко всей крови. Ко всем грехам.

Гамлет череп разбил - нечаянно - как яичную скорлупу -
Леди Макбет - не замечает - она продолжает свой вечный путь -
Она идёт - по кровавому следу - неумолимая, как зима -
Кое-что - ей дали ведьмы - всё остальное - она сама -

Чёрные волосы - точно хворост - он в ночи ярко горит -
Все остальные - просто актёры - а у неё - свой ад внутри -
Куклы кипели в котле с супом - дрыгали ноги среди пузырей -
Леди Макбет сама судит - кто должен теперь умереть -

Чёрные леди решают всё сами - а потом гуляют во сне -
Это не нерешительный Гамлет - это леди с лицом, как снег -
Скоро пьеса должна начаться - пьеса её вечной зимы -
Надо только - надеть перчатки - а то потом - кровь не отмыть.

Сцену ночь устелет снегами - она идёт в окровавленном сне -
Чёрно-белая леди Макбет - винтажное фото в рамке теней -
Чёрно-белое - кровь незаметна - значит, всё в порядке - пока -
И достаёт куклу новой смерти - в белоснежной перчатке рука.

@темы: Я

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная