Записи пользователя: Grosheva A. (список заголовков)
02:34 

Поле (29 июля 1890)

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
La tristesse durera toujours ©

Мой милый Винсент, придёт пора -
мы окунёмся с тобою в жёлтое.
У сумасшедших свои права
на сидр, технику, натюрморты,
на письма брату - хоть каждый день,
и на влюблённость - хоть что бы значила.
Крыло воронье прорежет тень,
укроет в поле пшеницы мальчика.

Мой милый Винсент, миндаль расцвёл,
подсолнух гнётся к земле священником.
Среди иссиня-зелёных сёл
мы нарисуем седого мельника;
и полы шляп будто нимбы нам,
пока под стоптанными ботинками
чернеет праведная земля,
отображённая на картинках.

Мой милый Винсент, мирская паника
ещё не повод лезть по карнизу,
и даже если есть кнут без пряника,
то точно есть в ночи кипарисы;
светила блюдцем медовым в небе
очертят
тот
громогласный
выстрел.

Мой милый Винсент, такой июль!
Сверчки устроили какофонию;
хватай скорее мольберт и стул,
иди немедленно к тому полю,
и дочке докторской - брось, поклонник! -
не суждено будет стать невестой.
Час тридцать ночи. Час тридцать вторник.
На этом месте...
На этом месте.

Мой милый Винсент, печаль конечна.
Ты был не прав - улыбаюсь в звёздное
той самой - искренней и беспечной.
Хрустальный смех дополняют слёзы.

Мой милый Винсент!
В других историях
всё происходит совсем иначе:
смотри же - вот! -

я в пшеничном поле,

мой дорогой
гениальный
мальчик.

@темы: Стихи, Я

19:13 

***

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Я долго шёл до точки невозврата.
Прижми покрепче к каждой ране вату -
сочат рубины в тридцать три карата,
в упрямых пальцах крошится руда.

Я шёл, и за плечом сменялись страны,
я шёл и про себя смеялся странно.
Прижми покрепче вату к каждой ране,
моя Делайла, Дали, Далида.

Египет брызгал солнцем и песочным,
и фрукт любой на языке был сочен;
верни меня обратно, добрый Отче,
в пустыне нет ни слова о любви!

Я долго шёл от края и до края,
с минутой каждой приближаясь к Раю,
и в сердце - непотушенное пламя.
Или́, Или́! Лама́ савахфани́?

В обмен на серебро сочат рубины,
залей в порезы вяжущую мирру,
да окуни ладони мои в миро -
я долго шёл по выжженной земле.

Я никогда уже не отогреюсь,
бросай в очаг хоть полынок, хоть вереск.
Я слишком долго шёл. Но я надеюсь,
что ты придёшь, и ты поможешь мне.

@темы: Стихи

12:47 

Корсика

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Мы когда-нибудь встретимся, не разминёмся, надо же.
Тогда уже - точно за руку, встречать рассветное.
Мы приручим светила небесные в каждой радужке,
вспомним много лет как позабытое спетое,
расставим все точки над i и даже другими буквами,
гуляя по странам, впитывая языки, как кожа - масло кокосовое,
мы будем вместе, дай же скорее руку мне,
милая моя, моя невозможно бронзовая.
Рассуждая о кинолентах, вливая в себя домашнее полусладкое,
будем строить планы на месяц - все они наполеоновские.
Мы с тобой - оба конца большой бесконечной радуги -
нам, очевидно, точно нельзя быть порознь.
И не так уж важно, кто вокруг нас - финны, французы, русские,
все акценты текут в ладони мёдом, вином, гимнами.
От питерского метро и до само́й Андалусии,
от северной Лаппеэнранты до средиземного Римини -
мы будем вместе, дай же скорее руку мне,
проверь дату в паспорте, собери чемодан на колёсиках,
выбери точку. Я открываю карту, и -
Канада,
Норвегия,
Грузия,
Чили,
Корсика...

@темы: Стихи

13:21 

Круг

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Крутит меж пальцев кольцо, выпускает колечком дым.

- Знаешь, родная, закольцован же целый мир, сталактиты, плиты, моря, эфир, шары, круги да овалы, и почём нам знать, где начало начал, я на своём пути таких никогда не встречал, чтобы - надо же! - кто-нибудь да не кричал, что именно он - в начале.

Я смотрю на внешнюю круговерть, сама себе говорю "погоди, не верь", но будь то вода, будь то земная твердь - нет углов тут, братцы. Коли нет угла, меня не поставит мать, нет паутины, чтобы её убрать, под одеялом некого обнимать, затаившись вдвоём в пространстве между стыков стен, а значит круги - кругом, значит сфера - твоя судьба и твой отчий дом, и любая буква давно превратилась в "О" - удивление лишних литер. Круг везде - он солнечный абсолют, он Биг-Бен, Зиммерторен, руны на камне, которые вырезал брют, нота "соль", которую не поют, дополнительный в горло литр.

Это чистая магия, жидкое серебро, шарик ртути, которую не в ладонь, это круглый мир, стикеры на окно, и в глазах проносится понимание, что квадратов нет, треугольник не существовал, только круг зрачков, только лица овал, и почём нам знать, где начало начал - закольцовано мироздание.

Я лежу, вспоминаю красный воздушный шар, вспоминаю клоуна, детство, трёхчасовой сериал, вспоминаю волны, песок, волосы по плечам, каждый смех, каждый миг печали.

Мысль несёт по кругу. Он - рассматривает потолок. В постели нет места другу, но если ты одинок... Он крутит меж пальцев кольцо, я поворачиваюсь на бок, ощущая себя
началом.

@темы: Стихи, Я

03:48 

Сигналы

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Выйти бы в платье просоленном да за хранителя маяка
(я заметила, тут каждый второй - хранитель).
Или же стать седеющей совладелицей кабака -
красновинная ты обитель!

За ухо левое прядь, полотенце на влажный лоб,
не разгибаясь - от доски половой до жизни.
Ведь по-хорошему: надо просто, чтоб кто-то *б,
и неважно: бармен ли, принц ли.

А когда дрожайший супруг скажет привет праотцам,
немного поплакать, завести любовника помоложе,
но не пускать, конечно же, этого подлеца
на к чёрту уже не супружеское, но ложе.

Претерпевая множественность измен,
натирая рюмки до блеска, пальцы - до крови,
свыкнуться вдруг с отсутствием перемен
и оставить себя в покое.

Но иногда, перед открытием, ходить чуть в гору на берег,
слушать ветер, воду, облизывающую скалы.
И однажды - сколько же лет?! - глазам своим не поверить,
увидев Его сигналы.

@темы: Стихи, Я

00:16 

***

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Жил да был, ел да спал, кутил
лучший из самых качественных мудил,
верил в доброе, плохое же просто пил,
стало скучно - создал Вселенную.

Что же взять нам с этого дурака?
При создании мира дрогнула вдруг рука,
расплескалась повсюду аура мудака,
расплескалась неравномерно.

Так и ходим, дорожек много, повсюду соль,
география столь обширна - Рязань, Бристоль!
Верим в доброе, хлещем литрами алкоголь -
не сыскать ничего прекраснее.

Эй, бармен! Повтори-ка ещё один.
Жил да был, ел да спал, кутил...
Станет скучно, и мы уничтожим мир.
Так, наверное, безопаснее.

@темы: Я, Стихи

22:09 

Вот

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Вот я - Крайний Север, любительница фильмов Сандэнс,
вот ты - Сочи, Summertime Sadness.
А если бы это были восьмидесятые:
вот я - слушаю хеви-метал, миксую его с алкоголем,
вот ты - на язык таблетку, в наушниках Дэвид Боуи.
А если бы это были шестидесятые:
вот я - Битлы, сексуальная революция,
вот ты - под Пинк Флойд доводишь себя до поллюций,
а если бы это были сороковые:
вот я - Фрэнк Синатра, бибоп, опоясаны платья,
вот ты - имитируешь из Касабланки объятья,
а если бы это - лето три года назад:
вот я - рубашечки в клетку, о дружбе рифмовками,
вот ты - рубашечки в клетку, две остановки -
троллейбуса, сердца от одного только "рад".
От одного только грёбанного "я рад".
Время, назад.
Пожалуйста, время, назад.
А если бы это были двадцатые:
вот я -

@темы: Я, Стихи

19:38 

Маршрут

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Лучший маршрут в нашей с тобой истории -
мимо Исаакиевского собора, вдоль Астории,
через мост по прямой, небольшая кофейная точка.

Лучший маршрут в истории о мною любимых -
это дорога Кадетская - 1 линия
(среди множества линий эта засела прочно).

Лучший маршрут возвращения - восемнадцатый,
когда ты не знаешь - плакать ли мне, смеяться ли,
выходя на давно изученных остановках.

Лучший маршрут побега - конечно, в прошлое.
Вот незадача - не можем никак. Не можем, и
наше детство - всего лишь яркая раскадровка.

Лучших дорог так много, а нас так мало.
В жизнях, наполненных книгами, сериалами,
места не сыщешь на путь без конкретной цели.

В моей телефонной книге есть те, так скажем,
кто лучше любых маршрутов, кто просто важен.
И я не смотрю на карту, на самом деле.

@темы: Я, Стихи

14:32 

География

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Какое же безумство - в чайхане
из-под полы коньяк лить по пиалам.
Когда бы мы с тобою пили мало -
от Средней Азии и до Па-де-Кале,
когда бы не ругались за Годара,
когда бы в сумке не лежал Верлен,
не ездили бы зайцами по Брно,
не кутались бы в клетчатые пледы,
не праздновали б мелкие победы
сражений тех, в которых всё равно
ни ты, ни я не углядим ответы,
когда бы на лазурном берегу
не вспоминали чистый лёд Байкала,
когда бы мы с тобою пили мало -
от Питера до Польши, на бегу,
тогда бы мы друг друга потеряли.
Ты смог бы так? Я точно не могу.
Я - гарантированно точно! -
не могу.

@темы: Я, Стихи

17:32 

Петербург - Прага

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Я, только взойдя на борт, подумала о тебе, и это довольно странно.
Ты, заходя на борт, небось, думал, что хочешь напиться.
День выдался солнечным после недели туманов,
в небе кричали птицы.

Покупка билета - обряд человеческого жертвенного приношения -
ты никогда так не думал, складывая чемодан?
Я, только взойдя на борт, подумала о матери, попросила за всё прощение.
Прости меня, мам.

Много позже, увидев солнечное и невозможно курсивное, по Винсенту,
мысли исчезли, мыслей совсем не стало.
Но, только взойдя на борт, я подумала вдруг о самой моей светлой,
милой Анне.

Когда аплодировали, шли по коридору с сумками наперевес, после печати ставили,
в голове пульсировало: вот оно, в голове пропали помехи.
А когда заходила на борт, подумала вдруг о той, что меня доставила.
Спасибо же ей за Чехию.

Меньше недели, мой милый, и ты приземлишься там же, хоть и сменишь потом направление, проедешь мимо.
Увидимся, darling, не будет иначе. Желаю тебе удачи.

Я, только взойдя на борт, подумала обо всех, мною сильно любимых -
что-то же это значит?..

21,02,2018/15,00
Брно, Чехия.

@темы: Стихи, Я

02:43 

Вода

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Кругом вода, от воздуха до снега.
Кругом вода, от кружки до Приморской.
----
Ты становился правильным и взрослым,
я упивалась звуками и звёздным.
Потом пришла вода.

Пришла вода, и вот она кругом,
не спрячешься за шкафом или стулом,
любая площадь, каждый переулок -
вдруг стали дном.

Вдруг стали дном брусчатка и асфальт,
линолеум рисует пузыри,
пришла вода, кругом вода, узри,
как лужи закрывают свой гештальт,

и вот кругом вода. И даже Марс
имеет свои водные запасы.
Вода переливается на трассы -
и вот есть дно, и нет теперь здесь трасс.

Кругом вода. Успел ли повзрослеть,
пока я убавляла децибелы,
и Каф Кассиопеи цветом белым
манил взлететь,
когда -
пришла вода? В аквариуме домик
отныне не строительный изгой,
ведь под своей счастливою звездой
пришла вода, она крушит и стонет.
----
Я плачу, снег изводит тишину,
залив целует запад Петербурга,
кругом вода. Вода спешит по кругу,
стремится каждой каплей в вышину,

и мы всё жмёмся по своим углам.
Вода не сделает стакан наполовину
полным. Проплывают ламантины,
раздолье выдано медузам и китам.

Кругом вода, Perrier ли, камень в иле,
не знающая дамб, иных оков,
кругом вода. От центра до боков,
от чёрных дыр до греческих богов -
есть лишь вода вокруг тебя, мой милый.
Есть лишь вода.
Вокруг одна вода.

И волны.
И моя к тебе любовь.

@темы: Стихи, Любовь

15:22 

Письмо Анне в Доминикану

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
В этой части планеты я никогда не буду, не потому что не хочется, но не успею.
Если в рюкзак поместится третий свитер и шарф не забудется на автобусной,
и коль дорога’ даже тысячная минуты, я, уж поверь мне, точно выберу Север.
Ты, моя милая, можешь даже не тратить силы и не раскручивать глобуса.

Но даже при данном своем маршруте я вижу тебя исключительно в солнечном,
чтобы голые ноги вышагивали, параллель проводя огромному, хоть и Тихому.
И нам точно плевать на расстояния и километры, ведь ты просто касаешься кончиками
своих пальцев моей души, и я тебе отвечаю выдохом.

02:05 

***

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Ты вроде со всеми, вроде бы нарасхват.
Нищему рад, богатому тоже рад.
Греет коньяк, алеет в груди гранат.
Но бывает, мой друг, иногда в полтретьего ночи,

когда город спит, и сон его не про то,
что кончится путь твой, и ты обретёшь свой дом,
ты утыкаешься в зеркало липким лбом
и больше уже совсем
ничего не хочешь.

@темы: Стихи, Я

15:33 

Причина

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Распорядок дня: надо выбросить за борт вещи.
на чемоданах наклеено "Help! I'm lost!".
Самые лучшие из петербургских женщин
видят меня насквозь.

Я - тот солдат, кого не ранила пуля.
Я - тот матрос, поклявшийся не тонуть.
Я выбираю бутылку вина - не дуло.
Я выбираю путь.

Гранит на моих дорогах беспечно-вечен,
бровью ведёт Господь от моих идей.
Самые лучшие из петербургских женщин
напоминают образами бл*дей.

Отсутствие багажа - это дань маршруту,
в календаре - зачёркивается число.
Я не считаю денег. Когда мне трудно,
делаю вид, что вовсе не тяжело.

Распорядок дня: надо выбросить за борт вещи,
вырвать себя в дорогу, забыть ключи.
Самые лучшие из петербургских женщин -
вот главная из причин.

@темы: Стихи, Я

14:41 

Геометрия

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Мы с тобой - параллельные в теореме Фалеса.
Отмеряем одинаковые с двух сторон поднебесья,
прогоняем каждый из своей головы беса.
Мы на своём месте.

И пусть так будет дальше - линии мы да точки.
В моей крови Польша, в твоём графике - тоже Польша.
Я пишу чаще ночью. Я пишу постоянно ночью,
торопливо, срочно.

Как я боюсь других, кои ранее были - рядом,
с кем смеялась, питалась рифмой да выжимкой винограда.
Наступает такое время, когда мне никого не надо,
но тебя вот - надо.

Не смотри же по сторонам - изобилие мерзких слухов
заставляет играть Винсента и резать ухо;
я прихлопнула бы человечество словно муху,
всё ж одно - разруха.

Но свернуть журнал или накрыть ладонью
много легче, чем самому себя успокоить.
Иногда наблюдать сквозь пальцы совсем не больно.
Иногда не больно.

Мы с тобой - геометрия, та, что не пригодилась.
Я устала бороться за дружбу, тебе и не снилось.
Не смотри за плечо, окажи мне такую милость.
Что бы там ни случилось.

@темы: Лирика

00:29 

Хьюстон

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Ну вот и всё, дорогой мой Хьюстон, мы доигрались, у нас проблемы,
но нам нельзя сдаваться, не в этой истории точно.
Ты там проверь свои нервы на адамантиевую прочность,
пока я ищу открытую дверь из этой большой дилеммы.
Стало быть, ты ненадолго, но вне моего поля зрения.
Струны не лопнут, были бы нервы твои не натянуты.
Мне - со своей стороны - пожелать тебе каплю везения,
капель Визина, ни капельки виски - явно не в этом раунде.
А у меня кончился кофе, кончился сериал и почти что здоровье кончилось.
Ещё кончился человек - не люблю ни скандалов, ни грязи.
И я, запертая в стенах собственного одиночества,
представляю себе, что одиночество - это неплохо, оно же бывает разным:
почитать беллетристику, заваривать бергамотовый, Хьюстон,
верить спискам, не верить спискам - играть на противоречии.
Только постыло как-то, ты веришь, Хьюстон, постыло и грустно,
и нет в голове ни многоточия, ни восклицательного, ни наречия,
и в папках "любимое" ветер гуляет, лижет ладонь мне, взвизгивает.
Нет ничего, что бы радовало этим холодным летом семнадцатого.
Люди, те, что в дымке плывут горизонта, те, что ранее были близкими,
организованно покидают дружбы моей к ним братство.

Ну вот и всё, мы доигрались, дурное ты моё солнце.
Ты приезжай, пожалуйста, поскорее, Хьюстон, друг мой милый.
Ты приезжай, пожалуйста, поскорее, а там уже разберёмся.

По крайней мере, мы точно приложим силы.

@темы: Стихи, Я

10:06 

Норвежское

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Это мой первый шаг к тебе, мой собственный путь в Норвегию,
и пускай освещает звезда его: Сириус ли, Вега ли.
И пускай не жёлтый кирпич, но серебристой искрою светится,
и пускай приведёт он быстрее к тебе - мне не терпится
рассказать, как я шёл по гранитным, зелёным, заснеженным,
и как в такт тем шагам билось тёплое, страстное, нежное,
как обнажалась моя белозубая, лучезарная,
когда я впереди видел фьорды и над ними яркое зарево.
Так не терпится поделиться мне, как питался росою да сливами,
и каких встречал на своём пути - грустных, думающих, счастливых,
одиноких, семейных тоже, с якорями и ждущих ветра,
бесконечно смотрящих под ноги, удивлённо смотрящих в небо.
И я шёл среди них словно трикстер, бог хитрости и обмана
Локи, Бендер, Коровьев с разбитым пенсне из клетчатого кармана.
Как я шёл, не считая последующих после первого,
и как я перешёл на бег почти что у самого берега,
и когда замаячил белыми досками призрачный Ундредал,
и когда я тебя, наконец-то, господи, увидал,
и когда я уткнулся в твой испачканный в клевере фартук,
в тот же миг над Согне взошло бесконечное множество радуг!..

...я хитрил всю дорогу, рассказывая окружающим,
что иду просто так - я бродяга, сын гор, блуждающий.
Да и как им сказать, что всю жизнь истратя на мили, я
всего лишь хотел прижаться к тебе, моя милая.


@темы: Я, Стихи

02:58 

***

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Ты произносишь – сила, она в вине, мы пьём шампанское, холодно, гололёдит. Пряча все козыри с джокерами в рукаве, мы ходим в то место, куда никто не приходит. Книги валяются веером на подоконнике, смысл гадания – выяснить, кто с кем спит. «Мы закрываемся» - что же, тогда до вторника, если не слягу, что-то уже знобит.
Юмор на нужном уровне всех скабрезностей, только ну с кем ещё так шутить захочется? Выбросить к чёрту морали черту, любезности, спасаться звонками от дикого одиночества, долбить каждый час в телефон своему собеседнику, мол, недовсё – недогде – недозволенность. Дружба не требует чисел, устоев, посредников, дружба с тобой не окупит и себестоимость.
И плыли бы дальше – каждый своей дорогою, есть же другие люди, звонки, компании, но вера в тебя сильнее, чем вера в бога – с тобою намного проще достичь понимания.
Ты произносишь – сила, она в вине, мы пьём коньяк, холодно, гололёдит. Оставшись без джокеров в драповом рукаве, мы ходим в то место, куда никто не приходит. Шутки разносятся веером над головой, смысл подобных – забыть, что есть мир снаружи…
Я выбираю просто дружить с тобой, и в этом желании ты как никто мне нужен.

@темы: Стихи, Я

23:33 

Бегом

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Не успеваю, - кричу, - подожди немного, ну что ты, стой,
а он улыбается, мол, торопись, спеши.
У нас на двоих карман и то полупустой,
что уж тут говорить о сокровищнице души.
Не хватает дыхания, в боку уже колет крисом,
сбавь, говорю, хотя бы немного шаг,
а он машет рукой, исполненный артистизма,
то ли друг до боли зубной, то ли лучший враг.
В голове стучит, пересыхает горло,
ветер треплет полы пальто словно дряхлый парус.
Очень просто всё, через плечо бросает, дыши-ка ровно,
и продолжает идти в своём ритме, и не сбивается,
а у меня в глазах уже чёрные точки, дурные мухи,
ногти впиваются в нежную кожу ладони,
знаешь, подруга, да ты у меня старуха! -
и смеётся, скотина, образчик здоровья и воли.
Я не могу! Делай, что хочешь, убегай, молодчина, ну же!
Остановка назначена, горько, дрожат колени до стука.
Что тебе от меня, дурной, вообще было нужно?! –

Он тормозит и протягивает мне руку.

@темы: Стихи, Я

22:08 

напоминание себе

Grosheva A.
The last enemy that shall be destroyed is death. ©
Что-то дурацкое лезет в висок извне.
Кто-то вселился в комнату в голове -
вот разложил диван и развесил вещи.
И ты, как Траволта: "Куда мне теперь идти?" -
вроде есть план, но выхода не найти,
час от часу здесь не легче.

И надрываешь глотку, мол, где-то был турникет,
а у тебя проездного в кармане нет.
Пялишься в небо, ищешь, поди, подсказки.
Вот основная мысль: порядок - дом.
Личная жизнь не ищется в Google Chrome.
Сходи и купи раскраску.

Отрежешь ли ухо, тихо сойдя с ума,
каждому выделена собственная сума -
муравьед в поводке, подсолнухи на закате.
Делай хоть что-то: пиши, говори, рисуй.
Дари рафинад, фотографию, поцелуй,
пей меньше, подпрыгивай на кровати,

ведь если что и залезло тебе в висок,
значит, есть что-то, и ты уже не одинок,
и насколько глубокая рана -
настолько прекрасен космос в твоих зрачках,
что нет нужды заботиться об очках
и прятаться за стаканом.

Вот основная мысль: порядок - дом.
Но дома не будет, пока ты не будешь в нём.
Так, всего лишь коробка с крышей.
Ты - есть владелец собственного ключа.
Ноша подобного рода в "рубить с плеча"
выхода не отыщет.

Если захочется криком в ладонь - давай!
Есть у эмоций собственный календарь -
вторая зима проходит.
Забыться - не значит забиться или запить.
Пиши, говори, рисуй, но не смей любить -
и будет тебе свобода.

@темы: Стихи, Я

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная