Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Даниэль (список заголовков)
15:45 

Даниэль
Я решил завести дневник - причуда такая -
Бессонной ночью - бес совет нашептал.
И вот пишу - в чернила перо макая -
Каллиграфической вязью - «Дневник шута».

Да, у меня безукоризненный почерк -
Куриным отметинам прочих отнюдь не чета
Но только - какая разница - кто захочет
Дневник шута короля серьёзно читать?

Шуту не положено быть из грамотеев -
Он должен скрывать, что когда-то кончил лицей.
Хотели шута - получите то, что хотели -
Макаку и маску в одном побелённом лице.

И только ночами - в тетради под вытертой кожей -
Чёрной - ночи в окне и мыслей черней -
Я вспоминаю то, что сыграл или прожил -
Хотя и не знаю - есть разница - или нет?

О чём мне писать? Январь. Холодная вьюга.
Колокола на сером рассвете звенят.
Мой господин король чем-то испуган.
Мой господин король осерчал на меня.

Февраль. На лице и карнизах - лёд серебристый.
И воют волки под белёсой луной.
Моя госпожа королева скинула принца.
Король её высек. Потом меня заодно.

Март - и король в какой-то поход выезжает.
Развеяться - или людей, как зверьё, пострелять.
Моя госпожа королева - точно чужая.
И шепчутся дамы - король её высек опять.

В апреле короче становятся чёрные ночи -
И солнце мало-помалу изволит погреть.
Мой господин король меня видеть не хочет.
А я нарвал королеве в парке сирень.

Моя королева - бледна и равнодушна.
Король отсылает её - говорят, в монастырь.
Король всё может. Он - властелин и муж ей.
А мне остаётся над этим только шутить.

Май. И маются кошки с шутами вместе.
Брожу по ночам по барам в чужом плаще.
Я королеву вижу - только на мессе.
Моя королева не видит меня вообще.

Июль - жара - всё кончено - всё решилось.
Король отослал её - в далёкую глушь.
И у меня в груди - колючие шилья -
И почему-то из глаз вытекает тушь.

Она далеко - говорят, что будет другая -
Невесте шестнадцать лет - хороша и чиста.
И, говорят, привезёт с собой попугая,
Который с успехом заменит любого шута.

Кто говорит - в сентябре, а кто-то - что позже.
А я - как волк - вою в ночи на луну.
Может быть, это ещё окажется ложью.
Может, мою королеву ещё вернут.

А на щеках опять - шершавые пятна,
И чёрной тушью снова плачут глаза.
Этот дневник надо подальше спрятать -
Иначе прочтут - и непременно казнят.

Почерк мой, и правда - каллиграфический -
Да только всё размыла солёная муть.
Хватит писать. Призывает его величество.
Надо идти к нему - и шутить как-нибудь.

Осень пришла. Ворона в трубе околела.
У королевского повара торт погорел.
Кстати, ещё говорят, что королева
Повесилась ночью в каком-то монастыре.

@темы: Я, Стихи

09:05 

Эльфы ушли

Даниэль
Эльфийские уши у статуи срезаны бритвой -
И осквернён на иконах эльфийский лик.
Эльфийские карты все до одной биты -
Эльфы ушли.

Эльфы ушли - ну что, вы теперь довольны?
Не беспокойтесь, их уже нет - нигде.
Сами теперь играйте в любовь и войны -
Игры людей.

Эльфы ушли - и снегом скрыло дорогу
В край изумрудной вечно юной пряной весны.
Теперь в этом мире будет всё по-другому -
Уже без них.

Уже без них - тонких и златокудрых -
С лазурной мудростью в томных морских глазах.
Когда-то эльфы пришли в этот мир - откуда?
Теперь - назад.

И плачет небо кровавым алым закатом -
Прежде, чем мир погрузится в пыльную тьму.
Эльфы ушли. Эльфы ушли куда-то -
Но почему?

Кто виноват - люди, нелепый случай?
Уже всё равно - необратим их путь.
Не думай об этом - напрасно себя не мучай -
Лучше забудь.

Но не забыть - безумцам, шутам, поэтам -
Глядящим жадно в даль - в небес синеву.
Эльфы ушли из этого мира - но где-то
Они живут.

@темы: Я, Стихи

10:30 

Даниэль
Он приплыл к ней вообще без парусов -
Но под бархатным пылающим парусом заката.
Он шептал - где ты, девочка Ассоль,
Я ведь знаю, я верю - меня ждала ты.
Да, конечно, я немного опоздал -
И с парусами не слишком удачно получилось -
Но вело меня твоё имя, как звезда -
Каждую ночь давая новые силы.
Никто мне не верил, что ждёт меня какая-то Ассоль -
Все надо мной от юнги до кока смеялись -
И говорили, что нет таких парусов -
Что паруса никогда не бывают алыми.
Но вот, посмотри - кто из нас оказался прав?
Вот они, паруса - целое небо алеет!
Я слишком долго плыл. Я слишком устал -
Но ни одной секунды я не жалею.
Мне говорили, что ты - это сказка и сон,
Что тебя я придумал в пьяном бреду в таверне.
Что нет в этом мире - хрупкой девочки Ассоль -
И даже имени такого нет, наверное.
А я смеялся - им ведь просто не понять -
Они не умеют мечтать, не умеют верить -
А ты существуешь - и ты дождёшься меня -
В каждый рассвет и закат выходя на берег.
Ты собираешь раковины - в ситцевый подол -
Ты расчесываешь волосы перед щербатым зеркальцем -
Я выжил лишь потому, что знал - меня ждёт
Волшебная девочка с тёплым котёнком в сердце.
Да, я знаю, что на принца не слишком похож -
И уже скребётся в дверь моей каюты старость -
Но ты меня точно узнаешь - ты всё поймёшь -
И ты увидишь алый небесный парус.
Девочка, где ты? Я жду на борту - приди!
Это твоя тень - или мне показалось?
Я столько лет плавал в море один -
Под парусами небес - нашими, алыми!
Я столько лет - мечтал, представлял тебя -
Простую девочку - и принцессу из сказок -
Твои глаза - улыбку на бледных губах -
Как только я их увижу - узнаю сразу!
Столько бессчётных лет, Ассоль столько лет!
Столько холодных волн и солёного горя!
Я не привык ходить по твёрдой земле -
В моей крови бушует бескрайнее море.
И ты его тоже полюбишь, любовь моя -
Моя надежда, моя последняя радость!
Ты столько лет светила мне, как маяк -
Теперь ты будешь моим кораблём и парусом.
От одиночества блудную душу спаси -
Подари изгнаннику новую добрую сказку -
И, может быть, родится у нас сын -
С глазами синими, как эта даль океанская.
И он стоял, опершись рукой на корму -
Под небесами, горящими парусом алым -
И видел - его Ассоль бежала к нему -
И платье её, как паруса, развевалось.
Оно было алым - пылающий, жаркий знак -
Бросающий розовый отсвет на бледную кожу -
И он её с первого взгляда узнал -
Она его узнала мгновенно - тоже.
И между ними алый маяк горел -
Они смотрели друг на друга влюблённо -
А в деревенской лавке находчивый Грей
Всё торговался за красную ткань в рулонах.
Он на руках её перенёс на борт -
Она обнимала его за шею доверчиво.
Может быть, это даже и не любовь -
А что-то другое - что-то сродни вечности.
Алели в ночи паруса крови и губ -
Она ждала - и она дождалась его.
А Грей так и остался на берегу
С красными тряпками из деревенской лавки.

@темы: Литература, Я

11:10 

Даниэль
Нет, бог руку Авраама не отведёт -
Зачем ему это милосердие нужно?
Исаак будет рыдать, как идиот,
От бессмысленного ужаса.

Он и не помыслит куда-то сбежать -
Он будет идти покорно -
На шее верёвка - его никому не жаль -
В небе хохочут вороны.

Его покорность для воронов так смешна -
Вороны - родня демонам, когда то павшим -
Вот так и идёт Исаак - согнута спина -
В страхе и слабости, точно овца в парше.

Вот так и идёт - глаза в землю уперев -
Повязанный верёвкой и отцовской любовью -
Овцы так и идут - что в родной хлев -
Что к мяснику на кровавую бойню.

Предназначенный в жертву, идёт Исаак - за ним
Авраам - суров и бороду гордо щетинит -
Бог самолично явился в его сны
И повелел убить любимого сына.

Или расщедрился на телефонный звонок -
Или - записку прислал - с ангелом-курьером -
Главное не это - главное - желает он
Проверить его железобетонную веру.

Авраам горд - не с каждым общается бог -
Не каждый может такой удачей похвастаться -
Любовь к сыну - пустяк, вот к богу любовь -
Превыше всего - и праотец согласен

На всё - перерезать сыну горло? Легко!
Было бы десять - десятерым одним махом!
Пускай прольёт багровое молоко
Его ягнёнок белый - во славу Яхве!

Бог всемогущ - он дал, а потом он взял -
Авраам кривит в улыбке морщины и губы -
Он без сомнений смотрит сыну в глаза -
Он его любит, но бога он больше любит.

И Исаак на камень ляжет - как тень -
Чёрные волосы - спёкшейся кровью - на белом -
Может быть, он и скажет тихо - отец!
Или не скажет - просто что-то проблеет -

И кровь потечёт из горла - на камень - ручьём -
И взгляд его, остекленев, застынет,
И Авраам, не пожалев ни о чём,
Отправится в путь обратный - уже без сына.

И вороны будут смеяться среди осин -
Виться над ним чёрной кричащей тучей -
Эй, Авраам, где твой любимый сын?
Эй, старик, где молодой попутчик?

Они вернутся - туда, где остался труп -
И закатят на радостях пир кровавый -
Они наедятся вдоволь - чтобы к утру
Даже скелета голого не оставить.

И будут клевать маслины ослепших глаз -
И будут мухи ползти по холодной коже.
Но Авраам спокоен - ведь был приказ -
И он исполнил его - во славу божию.

Он всё сделал. Бог будет доволен им.
Он богу покорен - а значит, ему угоден.
И может быть, явится ангел в его сны
И наградит Авраама почётным орденом.

@темы: Я

10:45 

Даниэль
Публика или господь - свысока взирает -
Барабаны стрекочут победоносным маршем -
И Даниил спускается в ров со львами -
В который раз уже?

Он не знает, он сбился давно со счёта -
Раз за разом в ров его опускали.
Кровоподтёками грима покрыты щёки,
И рот оскален.

Он - отчасти пророк, а отчасти - клоун -
На него рыжий парик насильно напялили -
Давай, пророк Даниил - поприветствуй поклоном
Зрителей в зале.

Он - под париком и гримом - мальчишка -
Смуглый отрок, курчавый и горбоносый -
Публика ждёт - Даниил - начинай - ты слышишь?
Давай - не бойся!

Львы его уже ждут - наизготовку -
Бьют хвостами - гривы их топорщатся -
Сложно быть священным мудрым пророком.
Клоуном - проще?

Нет, не проще - нисколько - губы искусаны -
Он стоит - в короткой тунике - холодно -
Давай, Даниил - покажи нам своё искусство -
Выше голову!

Выше, мальчик! Горит - обветрена кожа -
Сколько ветров её обдавали песками?
Сколько раз тебя - эти сальные рожи
В ров опускали?

Ждали львы - били хвостами упруго -
Пот и песок склеили рот и ресницы -
Всё идёт по бесконечному кругу,
Всё повторится.

Всё повторится - завтра - снова и снова -
Век за веком - в этой - и в новой жизни -
Будет прыгать бесстрашно во львиный ров он -
Ко львам рыжим.

Зрители в первых рядах заунывно хлопают -
Конферансье орёт - ура Даниилу!
Где он сейчас выступает? Где-то в Европе.
Город - забыл он.

Рим ли, Париж у него за окном расстилается -
Ему не до этого - он сосредоточен.
Он должен быть готов к общенью со львами
И днём, и ночью.

И он не помнит уже, в котором веке
Родился - и шокировал всех чудесами -
И перевёл зловещее «мене, текел»
Для Валтасара.

Он не помнит - пот на лбу - как бисер -
Которым расшитое его трико пыльное -
Сколько раз он упал с трапеций - разбился?
Уже забыл он.

Сколько раз - с каната рука срывалась -
Сколько раз - летел он - и ждал удара -
Но - попадал в ров со своими львами -
Они ждали.

Сколько раз - но львы его снова спасали -
Они смотрели в глаза его - ярко-синие -
И он выезжал - победоносно - в финале -
На их спинах.

И зрители снова его - недолго - любили -
Те, что так ждали смерти его кровавой -
И орали все - ура Даниилу!
Пророку - славу!

Цирк запирают. Служители гасят огни его -
Завтра в шесть тридцать поезд - кажется, в Грецию.
И львы ложатся тесно вокруг Даниила,
Чтобы согреть его.

@темы: Я, Стихи

10:30 

Даниэль
Кай, наконец-то я тебя нашла - Кай, я столько брела, столько тебя искала -
Спрашивала я и у ветров и у скал - вы не видели - когда-то - моего мальчика Кая?
Вы не видели мальчика, чья красота, как нарцисс - золотится солнцем на льду белоснежном?
Я проходила - хижины и дворцы - я искала тебя - я не теряла надежды.
Я шла годами - уже не считая дни - мои ступни - давно изранены болью -
Я вспоминала - как мы были одни - в нашем собственном мире - лишь я с тобою -
Я вспоминала - и это давало сил - это меня толкало идти - дальше -
Я всё простила тебе - и ты прости - мой белолицый, мой синеглазый мальчик -
Мой ненаглядный - не отвести глаза - ты изменился - но при этом такой же -
Можно мне провести - или нельзя - кончиком пальца по ледяной коже?
Волосы - чёрные - точно деревья зимой - или ворон в лазоревом небе крылья -
Мой мальчик, мой Кай, ты ведь пойдёшь со мной? Ты ведь вернёшься туда, где мы счастливы были?
Ты ведь вернёшься? Я после стольких мук - нашла тебя, я пришла к тебе, я явилась -
Но - ты решаешь сам - а я всё приму - если откажешься - мне не откажут силы -
Я всё понимаю - прошло уже много лет - солнце топило вёснами снег и льдины -
Я столько ходила по этой чужой земле - я столько искала тебя - и не находила -
И вот теперь ты снова - рядом, со мной - так возвращаются с юга - белые стаи -
Может быть, в чём-то я виновата, но - эта вина давно уже снегом истаяла -
Всё прошло - осталась только любовь - она не тает, она - осколок от вечности -
Я наконец-то снова рядом с тобой - можно, мой мальчик, обнять твои хрупкие плечи?
Можно? Я столько лет проскиталась одна - мне эти годы порой казались веками -
Но я встречала в своих одиноких снах - тебя - моего ледяного мальчика Кая.
И вот, наконец - не во сне, а наяву - соединяются наши взгляды и руки -
Я снова с тобой - а значит, снова живу - как не жила ни дня - в годы разлуки.
И ты ощущаешь - то же, моя мечта? Мой белый принц, нарцисс золотой и гордый?
Ты тоже счастлив, что этот миг настал? Ты тоже ждал и надеялся эти годы?
Я понимаю - меня трудно узнать - платье измято, лицо - шелушащийся камень -
Только, мой Кай - посмотри мне прямо в глаза - своими синими, как сапфиры, глазами -
Близоруки глаза - и лживы все зеркала - но ты увидишь меня - ты узнаешь сердцем.
Кай, мой Кай - наконец я тебя нашла. - Моя королева. Я ждал тебя. Наконец-то.

@темы: Я, Литература

17:45 

Даниэль
Она уже не в России – но – всё еще – жива.
Аля опять просила – ей показать льва.
Она охотно покажет, продемонстрирует – рык.
Чистый листок бумажный. Новая жизнь внутри.

Над Прагой – солнечный клевер. Зелен новый восход.
Кто-то во что-то верит. Кто-то кого-то ждёт.
Белый тетрадный Гаммельн – строки и этажи.
Это не та – другая – а настоящая жизнь.

В белой чистой тетради – на строках – старые "ять".
Львиная сила во взгляде. Что вам ещё показать?
Будущее – под шалью, и огонь в волосах –
Только бы – не мешали – только бы дали писать.

Светлые косы Али. Она говорит «Ваш сын».
Где-то бумажный Гаммельн видит скучные сны.
В зелени – старая Прага, белеет тетрадный лист.
Идёт в благочинный Гаммельн зеленоглазый флейтист.

В Гаммельне – серые крысы – картошка, мусор, обед –
В Гаммельне ждут флейтиста – чтобы спастись от бед.
В зелёном плаще чёрта – идёт – он уже в пути –
В город, где люди мёртвые – не захотят платить.

А надо платить по счёту, дамы и господа,
Когда является – чёрт к вам – и предлагает – дар.
Она это знает точно – кто, как не она!
Скоро последняя точка – скоро последний знак.

Пальцы мнут сигарету – и по бумаге спешат –
Спит белокурая Грета – девушка и душа.
Флейтист снова и снова играет в гретиных снах –
Он – чуть-чуть Казанова – и всецело – она.

Флейтист играет на флейте – странник в зелёном плаще –
Его слушает Грета – а больше никто вообще.
Плащ летящий очертит его бесконечный путь –
Он уведёт к смерти раскормленных крыс толпу.

А после – в огне рассвета – пляшет чёрная тень –
Он уведёт – Грету – и остальных детей.
Он уведёт в пруд их – то ли в рай, то ли в ад –
Пусть – крысы пируют, пусть горожане – бдят.

Пусть молитвы читают под колокольный звон –
Их крысиные стаи перегрызут всё равно.
Плита. Мойка. Картошка. И не видать зари.
В Гаммельне жизнь хорошая – у горожан и крыс.

А дети – они где-то – слышите их смех?
И белокурая Грета – и остальные все.
Лист – до конца исписан – солнце восходит львом.
Сдохли серые крысы – Грету флейтист увёл.

Всё – поставлена точка. Завтра – дальше пиши.
У белокурой дочери – косы Греты – души.
Тянется дым сигаретный – ввысь – как дьявольский нимб.
Флейтист играет на флейте. Души идут за ним.

@темы: Литература, Я

17:45 

Даниэль
Скарлетт в линялом платье ситцевом,
Эшли колет дрова.
Ноет и жалуется сестрица –
Скарлетт зла и груба.

Скарлетт – это значит – алая –
Как небо над полем хлопковым.
Она работать их заставляет,
Точно они холопки.

Точно они – её рабыни –
С утра и до поздней ночи.
Конфедерации нет – разбили
Янки. Всё – кончено.

Кончено. Больше не будет крови –
Больше не будет боли.
Эшли вернулся. К ней, под кров её.
Эшли дрова колет.

Кончено – только потные пятна
Под отощавшей грудью.
Старый мир не вернётся обратно.
Как раньше – уже не будет.

Не будет. Пота, не слёз пятна
Она стирает рукой –
Сошёл с ума её бедный папа –
А мама – уже далеко.

И не будет на пианино –
Играть – не будет петь ей –
И не вернётся – и не обнимет –
Из-за границы смерти.

Не будет – это понятно Скарлетт,
Юной Скарлетт О'Хара.
Она слёз – не допускает,
Она встает с петухами.

Она работает – как батрачка,
Растя мозоли кровавые.
Да, теперь всё совсем иначе,
Но – она справляется.

Она трудится – как рабыня –
Худая, с иссохшей грудью.
Но она знает, что не погибнет
И голодать не будет.

Она – сможет, она – выживет,
Она – преодолеет,
И пусть платье не из Парижа,
А из пыльной портьеры –

Пусть – руки её изранены,
Пусть сердце порой ноет –
Они – аристократы-южане,
Они – стальные магнолии.

Они должны устоять под ветром –
Под ураганом – цунами –
Она знает. Она верит.
Она всё понимает.

Ветер трясёт крестом кринолина,
Ветер ломает корсет ей.
Она спасает всё, что любила –
Она жнёт, что посеяла.

Вместо кокетливо завитых локонов –
Потные пряди свисают.
Она собирает на поле – хлопок –
Под алыми небесами.

Алыми – как её имя колкое –
Как горло при скарлатине –
Она собирает на поле хлопок
В платье давно не стиранном.

Эшли колет дрова – молча –
Глаза у него – мёртвые.
Он – тоже – с утра до ночи –
Как раб домашний – работает.

Он ничего ей сказать не может –
У него уже есть – другая.
Солнце покрыло белую кожу
Магнолий – чёрным загаром.

Солнце ржавым ножом режет,
Солнце клыки скалит.
Нет, ничего не будет, как прежде,
Но – выживет Скарлетт.

Выживет – голову вновь поднимет –
Она всё сумеет, всё сможет –
Ведь у неё – алое имя –
Как небеса над Джорджией.

Над югом, где из огня и стали
Магнолии – с виду хрупкие.
Под алым небом – алая Скарлетт
Берёт всё в свои руки.

Руки все – в кровавых мозолях –
Алого, алого цвета –
Плакать себе она не позволит.
Она поклялась в этом.

И никогда не будет голодной –
Можете не сомневаться.
Она сошьёт по последней моде
Себе зелёное платье.

И в нём она в Атланту отправится,
Чтобы сначала начать всё.
Только забудет мозоли кровавые –
Алые – скрыть перчатками.

@темы: Литература, Я

18:00 

Даниэль
Леди Макбет - куклу баюкает - ей пока совсем мало лет -
Ведьмы сварят её куклу - живьём - в своём ведьмовском котле -
Ведьмы отрежут кукле ноги - ведьмы зашьют ей жилами рот -
Леди Макбет - лучше не трогать - тот, кто тронет её - умрёт -

Лели Макбет - скоро вырастет - белой женщиной без души -
И поселится за кулисами - будет новую куклу шить -
Будет ей отрезать голову - мазать алым - и хохотать -
Пора на сцену. Она готова. Ко всей крови. Ко всем грехам.

Гамлет череп разбил - нечаянно - как яичную скорлупу -
Леди Макбет - не замечает - она продолжает свой вечный путь -
Она идёт - по кровавому следу - неумолимая, как зима -
Кое-что - ей дали ведьмы - всё остальное - она сама -

Чёрные волосы - точно хворост - он в ночи ярко горит -
Все остальные - просто актёры - а у неё - свой ад внутри -
Куклы кипели в котле с супом - дрыгали ноги среди пузырей -
Леди Макбет сама судит - кто должен теперь умереть -

Чёрные леди решают всё сами - а потом гуляют во сне -
Это не нерешительный Гамлет - это леди с лицом, как снег -
Скоро пьеса должна начаться - пьеса её вечной зимы -
Надо только - надеть перчатки - а то потом - кровь не отмыть.

Сцену ночь устелет снегами - она идёт в окровавленном сне -
Чёрно-белая леди Макбет - винтажное фото в рамке теней -
Чёрно-белое - кровь незаметна - значит, всё в порядке - пока -
И достаёт куклу новой смерти - в белоснежной перчатке рука.

@темы: Я

17:40 

Даниэль
Сальери играет Моцарту - Сальери открывает душу -
Моцарт только смеётся - Моцарт Сальери не слушает -
Моцарт знает, как лучше - он всё знает заранее -
И потому не слушает - его игру на рояле.

Играет Сальери Антонио - сердце по клавишам бьётся -
И тонет Сальери, тонет - в глазах и хохоте Моцарта -
Такой опьяняющий хохот - такие лёгкие пальцы -
Мальчик мой, у кого ты - так научился смеяться?

Распахнутая рубашка - в глазах - золотое солнце -
Кем же ты был раньше, солнечный мальчик Моцарт?
Был ли ты Аполлоном - или каким-то демоном?
Сальери - глазами зелёными - смотрит на Амадея -

Аполлон - смотрит на Марсия - Марсий глаза отводит -
Сколько можно смеяться - когда сходятся двое -
Белые, чёрные клавиши - и пересохшие губы -
И ничего не исправишь, и ничего не искупишь -

Сколько можно, мой милый, звенеть конской упряжкой
Икара - и из могилы - ты будешь смеяться - так же?
Боль протечёт по векам - боль склеит ресницы -
Амадей, до какого века, ты будешь мне ночью сниться?

И хохотать - отчаянно - от счастья или от боли?
Авель жалел Каина - Сальери любил Вольфганга -
Смотрит Сальери Антонио - в глаз - золотые окна -
Если бы он - понял - но он рассмеётся только -

Аполлон кудри расправит - Амадей - манжетное кружево -
Сальери не нужно славы - Антонио, что тебе нужно?
Моцарт играет Сальери - Аполлон дирижирует музами -
Сальери ему не верит - Сальери не верит музыке -

Рубашка Моцарта - бурей - в золотом солнечном свете -
Может быть, он умер - может быть, он бессмертен -
Мир - музыкально безмерен - и бесконечны роли -
Ждёт чего-то Сальери - глядя в глаза Вольфганга -

Моцарт - платок уронит - Сальери его поднимет -
Снова молчит Антонио - снова звенит - имя -
Непроизнесённое - имя лучистого мальчика -
Моцарт - скажи - Антонио - и улыбнись - иначе.

Мир мчится по кругу - как карусель - детская -
Они встретят друг друга - снова - однажды - где-то -
Где на вселенском рояле - клавиши вместо звёзд -
Сальери играет, играет - Моцарт живёт, живёт.

@темы: Я, Стихи

10:55 

Даниэль
Ей было - шестнадцать зим и вёсен - она ему почему-то поверила -
А он на руках, как куклу, нёс её - к петле - на голодном дереве -
Нет, это была не осина - осина - дерево предателя Иуды -
А он не предатель - губы синие - она его преследует повсюду -
Синие губы - она упала - платье с плеча спустилось -
Сколько он выпил? Считать в бокалах - или уже в бутылях?
В голову - брага молотом стучится - воспоминания липнут -
У неё были - такие ресницы - такие чёрные, длинные -
Он вспарывал платье её кинжалом - она была бездыханна -
Но всклоченном дёрне, как кукла, лежала его любимая Анна -
Это было - до петли или после? Вспомнить бы точно - зачем тебе?
Шестнадцать зим - и шестнадцать вёсен - слишком рано для смерти -
Шестнадцать, шестнадцать - цифры стучатся - на лбу натянуты жилы -
Он не дал ей ни единого шанса - она не заслужила.
Не заслужила? Вот как, вот как? - булькает брага в стакане.
Всюду лицо - и светлые локоны - Анны, любимой Анны.
Анны - девочки и мадонны - с чуткой душой поэта -
Вино во рту - станет водою - он снова выпьет - зачем-то -
Зачем, зачем, зачем - забыться чтобы - отвлечься от вечного ужаса -
Он уложил её - в лоно гроба - после постели супружеской -
Лилия, лилия, знак позора - на плече белоснежном -
Эта бутылка - уже которая - хватит считать - пей же!
Лилия, лилия, значит - воровка - значит - имел он право -
Локоны, локоны - светлые локоны - шёлк под его руками -
Он их гладил - он их лелеял - локоны - белые лилии -
А потом - повесил в петле её - а потом - убил её -
Белые лилии, лилия чёрная - на плече - выжжена - прочно -
Как он - не увидел, не понял - ещё свадебной ночью -
Наверное, пьян был - да и сейчас он - пьян - бутылки смеются -
Только тогда - опьянел от счастья, а сейчас - от бургундского -
Она виновна, виновна, или - всё же её оболгали?
Нет больше ни капли в этой бутыли - где-то была другая -
Вот она - налить и залпом - осушить - к чёрту - к дьяволу -
Она виновна - она солгала ему - он имел своё право -
Брат-священник в фальшивой сутане - венчание - и петля -
Анна, Анна, любимая Анна - зачем ты мне солгала?
Она так глаз - и не открыла - когда он петлю затягивал -
Как же она была красива - его любимая Анна -
Анна, Анна - клокочет в бутыли - и не забыть тебе -
Ни на единый миг - белой лилии - юной Анны де Бейль -
Не забыть - до самого смертного часа - на этой грешной земле -
Ей было тогда - всего лишь шестнадцать - шестнадцать вёсен и лет -
Она висела - точно лилия - казалась ещё живой -
Граф, ей всего лишь шестнадцать было - шестнадцать вёсен всего…

@темы: Литература, Я

17:45 

Даниэль
У леди Смерти сегодня работы много. Она берёт такси - доехать до морга -
Там лежит ребёнок - какой-то - чей-то - он не ждал её - не ждал - смерти,
Но она пришла к нему - леди белокурая - мальчик станет - в древней Греции - куросом -
Или - пажом - в эпоху куртуазного барокко - в этом веке он был бы - слишком одиноким,
Слишком - кудрявым - кукольным - слишком неприкаянным - верьте черноглазой леди - она знает -
Таксист ёжится - хотя день и знойный - она шуршит юбкой за его спиною -
Леди Смерть расправляет складки аккуратно - ей не по вкусу мода века двадцатого -
Она для неё - скучна и не романтична - не отвечает её утонченной личности -
Когда-то носила она - до локтя перчатки - господи боже, как эти века мчатся -
А вот такси, увы - ползёт еле-еле - душа ребёнка робко скребётся в теле -
Душа, подожди её - подожди леди - она уже близко - она уже к тебе едет -
Осторожно, таксист - и смотри на дорогу - забавно разбиться, не доезжая до морга -
Когда-то она разъезжала в пышной карете - чёрной - достойной изысканной леди Смерти -
Морщится небо - разбитыми зеркалами - когда-то она - на балах танцевала -
Когда-то она - овевала лицо - веером - прямо, водитель. Теперь - повернуть правее -
Когда-то носила она - шляпы, турнюры - мальчику больше не больно. Он уже умер -
Но нужно взять душу его - в бонбоньерку - и выпустить - в небо иного какого-то века -
Как бабочку - в небо - как лепесток - в озеро - может быть, он станет принцем - посадит розу -
Даже не на земле - на другой планете - может быть, он подружится с леди Смертью -
Она ведь тоже - хрупка и одинока. Белеет рука. Чернеет упрямый локон.
Водитель хмур - дорога дождём размыта - водитель одними губами читает молитвы -
Леди откинется - томно опустит веки - в каком-то ином - уже ускользнувшем веке -
Она на балу танцевала - или пригрезилось? В морге врач достаёт острое лезвие -
Врач готовится к заурядному вскрытию - рядом молчат заплаканные родители -
Так же дорога заплакана - небо - тучи. Смерть улыбается. Смерть знает, как лучше.
Остановите - вот магазин цветочный - я на минуту - мне нужно купить - кое-что.
Она заходит - шуршит лепестками платье. Купить семена роз. Чтобы - послать ему -
На другую планету. Позже. Когда он родится. Когда он станет - звёздным маленьким принцем.

@темы: Я, Творчество

10:50 

Даниэль
«Шизофрения» - сказано было иностранцем - иностранным консультантом в чёрном бархатном берете.
Пожалуйста, пожалуйста. Я должен хотя бы попытаться. Пожалуйста, придите. Пожалуйста, ответьте мне, ответьте.
Память моя - уже почти не живая - но моего соседа ещё помню -
А вы, сосед - помните ли вы Ивана - с таким подходящим сейчас псевдонимом - Бездомный?
Мой учитель - вы ушли во тьму с прекрасной женщиной - лунным светом лицо её светилось -
Вы получили всё, что было обещано - ибо обещано было - нечистой силой.
А я что получил? Ночные кошмары - в полнолуние - безносую рожу Марка Крысобоя -
И луну, которая всё манит, манит - наполняя сердце моё нестерпимой болью -
Ампулу чайного цвета в жестяной кювете - слово лиловыми чернилами - в истории болезни -
Сосед мой, учитель, мастер - прошу - ответьте - я понимаю, что - всё бесполезно -
Что всё ушло - и уже не вернётся - и я так и останусь - в своей палате -
Если бы только узнать - что потом было с Га-Ноцри - и главное - что было дальше с Понтием Пилатом -
На окне палаты - решётки - не видимы другими - они полагают - я доволен и счастлив -
Я теперь знаю, как было её имя - и ваше имя, сосед мой, учитель, мастер -
Её Маргаритой звали, ведь это правда? Она была - такой сказочно красивой -
И ради вас она - дошла до ада - и заключила сделку с нечистой силой -
Если бы меня одарили такой любовью - но я понимаю - мной такое не заслужено -
Мне достанется рожа Марка Крысобоя - и ампула чайного цвета на поздний ужин -
И шприц вонзится в вену - как копьё солдата - под рёбра - и я усну до следующего полнолуния -
Если бы я узнал - что было с Понтием Пилатом - если бы увидел во сне - когда усну я -
Мой учитель, сосед, вы ведь придёте ещё раз - перед тем, как ампула чайного цвета подействует?
Полная луна - восходит уже скоро - над Лысой горой - и я снова подниму крест свой -
Это было - на Патриарших прудах - я помню - это было в час небывало жаркого заката -
Если бы узнать, что было дальше с арестованным - Га-Ноцри - и главное - что было с Понтием Пилатом.

@темы: Литература, Творчество, Я

11:00 

Даниэль
Джен Эйр счастья не хочет - она хочет исполнить миссию -
Беги от неё, мистер Рочестер - она тебя досуха высосет -
Она тебя выскребет ложкой - выковырнет глаз из глазницы -
Беги от неё, пока можно - не вздумай на ней жениться!
Она - со своим благонравием, она - со своим молитвами -
И сама не живая - и других умертвит она!
Она откромсает тебе руку - она тебя изувечит -
Она пришпилит тебя к юбке - своей - на веки вечные!
Она - бьёт земные поклоны - богу - ночами бессонными -
И принесёт её лоно - тебе чёрных змеёнышей -
Она - пустыня и терний - она - иглы ржавые -
Не приближайся - к Джен Эйр, она тебя окружает -
Скоро в тебя прорастёт она - с мрачным своим фанатизмом -
И ты станешь мумией мёртвой - трупом - ещё при жизни -
Ты ведь уже обручился - с безумием - с тебя довольно -
У неё в глазах не волчицы - а чёрные паучьи вдовы -
Она - колючей проволокой - опутает тебе шею -
Страшны дикие волки - но паучихи страшнее -
Они подползают неслышно - в ухо скользят на нити -
И шепчут тебе о всевышнем - и грехах непростительных -
Они брызжут чёрным ядом - они проникают под кожу -
Не подходи к ней, не надо - она ядовита - не трожь её!
Не надо на ней жениться - не надо смотреть на неё -
Лучше - в Париж или Ниццу - подальше - где не найдёт -
Где не залезет в душу - паучихой на лапах скользких -
И не будет ронять на подушку ядовитые чёрные слёзы -
И не будет - глазами зелёными - смотреть в душу тебе она -
Принесёт её пыльное лоно - скорпионов и скарабеев -
Посмотри на Адель, француженку - с каждым днём она всё бледнее -
Оплетает серое кружево - паутины - её нервы -
И пустеют её жилы - обвисают, пылятся платья -
Эта ведьма уже наложила на неё роковое заклятье -
Она учит её смирению - она учит её постам -
Эта ведьма в огне не сгорела - эта ведьма - не так проста -
Эта ведьма - служила церкви - и теперь ей истово служит -
И ты скоро станешь умертвием - если будешь её мужем -
Потому - пока не умер - беги от паутины смерти -
Лучше уж брак с безумной - подобной волчице - Бертой -
Лучше, всё будет лучше - чем в Джен Эйр влюбиться -
И отдать свою душу - чёрной вдове-убийце -
Мистер Рочестер, не бери её, гувернантку чёрную - в жёны -
Пусть она едет в Индию со своим кузеном Сент-Джоном -
Пусть там лихорадку подхватит - и умирает в мучениях -
Её бог на распятии высоко такое оценит!

@темы: Литература, Стихи, Я

12:45 

Даниэль
В этом чёрном запечатанном дворе сидят девушки - в глухих платьях
Девушки не могут умереть - потому что обречены воскресать они -
Потому что они - Коппелии все - все до одной - так их назвали -
Над двором - фиолетовый свет - электрического солнца инфернального -
Лица белые - бумага и воск - пальцы хрупкие - фарфор и шарниры -
Где их создатель - где божество, погрязшее в безжалостных играх?
В экспериментах - что будет, коль - кукле - уже никуда не деться?
Если разрезать - её рукой - её же собственное сердце?
Если вот так - её повернуть - если сломать - в талии -
Если - вместо яблока - луну - в пещеру глазницы вставить?
Они бесправны - они не кричат - они не умеют - не могут -
Они не знают своего палача - создателя - или бога -
Они зажаты в тиски двора - они не могут выйти -
И каждая кукла - уже умерла - хоть раз - на потеху зрителей -
Каждая кукла - падала в снег - или в песок раскалённый -
И развлекался создатель с ней - вскрывал череп и лоно -
Разрезал- сшивал - вновь разрезал - такой шутник и затейник -
Она закрывала плотно глаза - она ничего не хотела -
Чёрное платье - чёрный крест - сшиты ресницы веками -
Как создателю не надоест - эта игра - детская?
Коппелии падают в чёрный снег - своей бесконечной ночи -
Кукла Коппелия - не человек - делай с ней, что захочешь -
Терзай - режь - жги - ломай - забавляйся, бог и создатель -
Кукла не может сойти с ума - не может сказать - хватит!
Она может - только лежать - на столе - измята, изломана -
И подставлять острию ножа - свой череп и лоно -
Лоботомия - игра для богов - правда, всевластный боже?
Кукла удобна - она ничего - тебе возразить не может -
Она не может нож отвести - не может из плена вырваться -
Игрушка для божественных сил - играющих в высшие игры -
Игрушка - кукла - белая плоть - она покорна - согласна -
Она - просто кукла - давай, господь - играй - и не стесняйся!
Они изрезаны - и слабы - они только шепчут молитвы -
Сидят во дворе своей судьбы - куклы - сто раз перешитые -
И пуст их двор - и пусты тела - бумажные лица раскрашены -
Каждая - хоть раз умерла - а многие - столько раз уже -
Они сидят - засыхает грим - на белых масочных лицах -
И не заходит создатель к ним - кому же теперь молиться?
Создатель их бросил, создатель ушёл - уехал - или скончался -
Пенится жизни истёртый шёлк - на тонких пальцах - на пяльцах -
Они вышивают жизни узор - их веки плотно зашиты -
Бог им больше не привезёт - новых шелков и ниток -
Но можно без ниток - просто колоть - покорную ткань - иголкой -
Это - игра, это - ложь - но этой лжи - уже столько -
И они всё шьют - и шьют - опять - по одному и тому же месту -
Скоро - снова им умирать - скоро - снова воскреснуть.

@темы: Литература, Творчество, Я

11:00 

Даниэль
Шахматный король - в углу - рокировка, рокировка - это порой жестоко -
Если короля в угол загнать - корчится чёрно-белая страна -
Проходит грань дня и ночи - там, где король захочет -
Стоит в углу - под маской ледяной - скрестив руки - с прямой спиной -
Волосы - седина и серебро - он не знает, что такое добро -
Его поставили править - на эти - чёрно-белые измятые клетки -
Что ему остаётся ещё? Сердце под деревянным плащом -
Давно превращено в уголь - короля загоняют - пешки - в угол -
Пешки на его место метят - пешки ждут королевской смерти -
Пешки не устают желать - эшафота для короля -
Пешка рвётся к досочному краю - пешка серьёзна - она не играет -
Мечта у пешки - пуста и проста - она желает ферзём стать -
Король - стоит, лицо каменно - он не закроет его руками -
Он не покажет плебсу смятения - чёрным кинжалом лежит тень его -
У ног - чёрное лезвие - пешка не станет ферзём - бесполезно -
Пешка останется пешкой - и после - в коробку ляжет - слоновой костью
Блестят короля ладони бледные - он выстоял - это победа -
Его корона - несокрушима, он - король - у него есть имя -
А пешки - все однолики и бесцветны - эта война - какая цель её?
За что сражаетесь, пешечное войско, за что - к досочному краю рвётесь?
Король стоит. Он - сюзереном - останется - вечно и неизменно -
Его королевство - в его пясти - он должен стоять. Нельзя упасть ему.
Нельзя - тогда игра завершится. Скинут фигуры двуцветные плащи свои -
Пешки лягут в могилы картонные - но он остаётся - в своей короне -
Даже тогда - даже в коробке - вечно один, вечно одинокий -
Вечно - король - чьей-то волей - кто он, кто ты - чёрный король мой?
Кто тебя - высек из дерева, кто тебе - корону сделал -
Кто вложил тебе в грудь - сердце - гордое - чёрное - королевское -
Кто поставил тебя на край? Кому нужна вся эта игра?
У тебя есть твоё - имя, его не отнимет нож гильотины,
Его не отнимет - меч палача - надо снова игру начать -
С того же места - с той же клетки - король, в свой чёрный плащ одетый -
Выходит на доску - стоит ровно - он истекает невидимой кровью -
Но этого пешкам ни к чему знать - простирается черно-белая страна -
Влево и вправо - до горизонта - король молчит - он ждёт чего-то -
Палача - поражения - победы - он король - пусть последний -
Пусть эшафот - перед ним - глыбой - он не умрёт - он не погибнет -
Он доиграет игру и роль - он останется королём -
На доске - в жизни - в смерти - душит чёрно-белая сеть его -
Но он стоит - нерушим - вечен. Прямая спина. Прямые плечи.
Пешки укрыты чёрной землёй. Звёздное небо над королём.

@темы: Я, Стихи

10:20 

Даниэль
Отец, отец, говорил Пиноккио - мне тоскливо, мне одиноко -
Моё сердце превращается в уголь - вырежи мне какого-нибудь друга -
Деревянного - не обязательно - главное - чтобы он стал мне приятелем -
Чтобы не попрекал меня носом длинным - как все эти злые Пьеро и Арлекины -
Чтобы не твердил, что я неправильный - и не гожусь для светлого рая -
Чтобы не пытался меня переделать - выкрасить белой краской или мелом -
Не вырезал кресты на мне вилками - якобы из большой любви ко мне -
Не поучал меня, как Мальвина - тугим галстуком шею не давил мне -
Не заставлял меня ломать себя - не спрашивал о моей матери -
Не показывал пальцем - глядите! У него - поленья - родители!
Не превращал меня в игрушку - не призывал спасти свою душу -
Не читал мне нудные морали - просто - чтобы мы вместе играли -
Чтобы сидели на дереве - смеялись - чтобы с улыбкой смотрел на меня он -
Чтобы говорил со мной без издёвки - чтобы не был со мной жестоким -
Чтобы исподтишка не бил меня - по голове - тяжёлой Библией -
Чтобы был настоящим другом - чтобы не ставил меня в угол -
Чтобы меня понимал с полуслова - чтобы не обзывал - клоуном -
Или - сыном полена тупого - чтобы не шёл вслед за толпой он -
Чтобы мы с ним вместе - стояли - против толпы - твёрже стали -
Он и я - два друга верных - пусть не кровь, а смола в моих венах -
Пусть я всего лишь - шут из дерева - но я знаю - но я верю -
Что способен на вечную дружбу - отец, ты сделаешь, что мне нужно?
Ты подаришь мне то, что хочу я? Ты сотворишь для меня это чудо?
Ты не оставишь меня одиноким - своего сына, своего Пиноккио?

Отвечал ему Карло - сынок, Пиноккио, я только прошу - подожди немного
Я, увы, не могу смастерить тебе - друга - пальцами своими артритными -
Но я всё знаю, все понимаю - и у меня есть друг в Германии -
Весьма уважаемый всеми доктор - он нам может помочь, Пиноккио -
Мы с ним в некотором смысле коллеги - он тоже живых кукол делает -
Правда, не из дерева, кажется - но ведь это - абсолютно не важно -
Ты сам сказал - материал ни при чём тут - а он - настоящий знаток и учёный -
И если он возьмётся за дело - то на успех рассчитывай смело -
Он совершит это чудо, обязательно - будет у тебя друг и приятель -
Будет у тебя - названый братец, чтобы вместе гулять и смеяться,
Чтобы ты не остался один - только ещё чуть-чуть подожди -
Я всё сделаю, всё устрою - просто нужно время какое-то -
Так что - Пиноккио, сыночек - поиграй пока в одиночестве -
А папа Карло напишет тем временем письмо для доктора Франкенштейна.

@темы: Я, Творчество

17:50 

Даниэль
Нет. В доме твоего детства - тебя не встретят - нет, не надейся -
Отбрось надежды, воспоминания - не сбежит по ступеням румяная няня -
Не прижмёт тебя к фланели уютной - как когда-то - каждое утро -
Гувернантка строго не отчитает - за то, что ты - опять мечтами
Овеян - точно дымом сигарным - патефон хрипучий не заиграет -
Мать не подаст отцу чай его - пёс не встретит угрюмым рычанием -
Садовник не шуганёт лопатой - как сто лет назад - когда -то
Или только вчера - господи - на снегу - потёки и оспины -
Точно твои - ветряная оспа - тебя не заставят молиться господу -
Снова и снова - перед постелью - небо морщится сизой метелью -
Ступеньки под ногами не треснут - тебя не поведут на мессу -
В тугом галстуке - в костюме скромном - тебя овсянкой уже не покормят -
И не будет пахнуть корицей - молоко - ты - потрёпанным рыцарем -
Без коня и без доспехов - в город детства своего приехал -
В вагоне второго класса - стужа - что тебе здесь, рыцарь, нужно?
Что ты хочешь найти в доме - где твоё прошлое похоронено?
Где голоса засохли - осами - где ветер шорохи вдаль уносит -
Где сад зарос, как пруд - ряской - всё - бессмысленно, всё - напрасно -
Прошлое - точно песок в ладони - рыцарь, рыцарь - где же кони?
Где же латы и где оружие? Что тебе в этом доме нужно?
Мальчик, которым ты был - когда-то - уже не придёт - не подарит латы,
Которые он примерял в полудрёме - нет никого в этом доме, кроме
Призраков - что смеются беззлобно - кто-то из них тебя будто обнял -
Сердце пронзил холодок странный - может быть, это твоя няня?
Если бы только - снова найти - мальчика - что потерялся в пути -
Его улыбки щит рыцарский - если бы только - переродиться -
В этом доме - в этой спальне - снова стать - собой - маленьким -
Снова зарыться лицом в передник - няни - снова идти к обедне -
И читать по ночам - про подвиги - рыцарей - серый лоб небосвода
Хмурится - всё сильнее - суровее - нужно было - пройти стороною -
Не возвращаться - не рвать нутро себе - рыцарь без лат, рыцарь серой осени -
Рыцарь, коня оставивший - тоже - сердце пустое - пустые ножны -
Дом выстужен и холоден - так всё проходит - так всё уходит -
Так исчезает прошлое - дымом - иди - дальше - иди - мимо -
Рыцари - пусть и безлошадные - всегда - всё сами решают -
Всегда - поднимаются - если споткнулись - вырвись из этих застывших улиц -
Простись окончательно - с домом прошлого - иди на городскую площадь -
Может быть, там ты - как знать? - купишь себе боевого коня -
Нового - легче осеннего ветра - и отправишься дальше - по свету -
К новой весне - новому дому - где будет всё - совсем по-другому.

@темы: Я, Стихи

13:10 

Даниэль
Эсмеральда - пустая глупая кукла в вульгарном цыганском стиле -
Не понимаю, Фролло, друг мой, за что вы её полюбили -
Можно такое простить Квазимодо - он и сам недалёкий -
Но вы - мой учитель - я вечно помню все ваши уроки -
Мы говорили с вами о Лютере - о Риме - и о Флоренции -
Умоляю, скажите, что это - шутка - и вы не отдали ей сердце!
Даже кукла редко бывает пустоголовой настолько!
Что же она сотворила с вами? Какой опоила настойкой?
Она нелепа, она бездарна, кривляется, как обезьяна -
И голосит, как торговка с базара - к тому же косит глазами -
Она влюблена - в такого же «гения» - пошлейшего солдафона -
И пусть он забирает себе её - они друг друга достойны!
А вы, Фролло, не будьте печальны - опомнитесь, ради бога!
Ведь вы - так много не замечали - все эти долгие годы -
Я ученик ваш, я был верен - всегда - и ещё в детстве
Ждал - когда вы назовёте Пьером - меня - и перекрестите -
Ждал вашей короткой ласки - вашей улыбки холодной -
Я верил, что вы носите маску - на самом деле - другой вы -
Я ждал от вас - хоть какого-то знака - я вам вручил свою душу
И что теперь? Эта цыганка - с мозгами, как у индюшки?
Фролло, как это возможно было - во имя божественной силы!
Фролло, ведь вы знаете Библию - вспомните про Далилу!
Вам суждена участь Самсона - и мне становится страшно -
Я вспоминаю кошмарный сон мой - как вы падали с башни -
И та же башня в Таро выпадает мне раз за разом учитель -
Фролло, забудьте про Эсмеральду! Фролло, прошу, не молчите!
Фролло, она - сатанинский морок, она вас околдовала!
Цыгане скоро покинут город - и всё начнётся сначала -
Мы снова будем с вами встречаться - и говорить часами -
И вы забудете эти танцы - вы убедитесь сами -
Это всё - наваждение злое, мой суровый учитель!
Фролло, зачем вам женское лоно? Фролло, прошу вас, очнитесь!
Я рядом, Фролло, навеки ваш я - я вашей руки касаюсь -
И пусть цыганка поёт и пляшет - и пусть трясёт волосами!
Кожа моя - такая же смуглая - ресницы - длинны не менее -
Если бы только знал, что могу я - если бы только - осмелился!
Если бы только мог не молчать я - мог бы сказать - «люблю тебя» -
Но мы говорим - о книжной печати, но мы говорим - о Лютере -
И вот теперь - цыганская девка ваше сердце похитила -
И я не знаю - что мне делать - и что мне сказать, учитель -
Если бы мог я выразить душу - словами - не только глазами -
Но если меня кто-то и слушает, то - только коза моя -
Она глядит на меня серьёзно - ей объяснять не надо -
Падре, поверьте, что даже козы умнее, чем Эсмеральда!
Фролло, прошу вас - стряхните морок - и Эсмеральду забудьте!
И мы тогда с вами снова поспорим - о Мартине Лютере -
И пусть она сколько угодно пляшет на площадях Парижа -
Падре, вы были другим раньше - станьте снова таким же!
Иначе случится дурное, я чувствую - здесь, на вершине собора -
Фролло, у нас - у людей искусства - бывает чутьё особое -
И ощущаю, что - беду она - вам принесёт вскорости -
Фролло, я только об этом и думаю! Фролло, прошу вас, опомнитесь!
И сердце моё в груди леденеет, не в силах справиться с болью -
Фролло, молюсь за вас каждый день я - хоть я и не верю в бога.

@темы: Творчество, Стихи, Литература

17:40 

Даниэль
Белый плащ с кровавым подбоем прожигали солнечные пятна,
И терзался головной болью измождённый римский прокуратор –
Улицы гудели и галдели – пока по ним проходил
Пятый прокуратор Иудеи, ненавидевший Ершалаим –
По городу, что жизнь его – болью и солнцем убьёт –
Шёл Пилат Понтийский, всадник Золотое Копьё –

Шёл во дворец Ирода – превозмогая боль –
Шире шаги, шире! Рим стоит за тобой –
Покажи – продемонстрируй – этой чужой стране –
Что значит – быть сыном Рима, что значит – быть на коне!
И пусть голова болела – и было шагать нелегко,
Но подчинялось тело, как боевой конь –

Языками стража чесала – Марк Крысобой молчал –
К нему привели арестанта – проповедника или врача –
Пророка – хитон обветшалый – синяки на лице наивном –
Говорил – у него осла нет, и старая вера погибнет –
Говорил – неинтересное – затыкали стражники уши –
Но наместник великого кесаря был обязан всё это слушать –

Говорил бессвязное что-то – пока боль виски пилила –
Сына короля звездочёта – и дочери мельника Пилы –
На мгновение – но не более – поменял этот нищий правила –
Он избавил Пилата от боли – но от казни себя не избавил –
И кричала толпа - Варраву! И Каифа кивал веско -
И помыл руки кровавые - прокуратор, наместник кесаря -

И свершилась - казнь пошлая - на прокорм будущей вере -
Облетал солнечный коршун - оголённый Голгофы череп -
Может быть, великим врачом был – этот Иешуа Га-Ноцри –
Но всё равно – обреченным – но всё равно не вернётся –
Хотя тот, кто за ним следовал со своими свитками из кожи,
Сочинил для толпы легенду – что казнённый чудесно ожил –

А потом – в берете и при трости – в небывало жаркий вечер майский –
Задавал лукавые вопросы чёрный маг под чёрной полумаской –
И рассказывал – свою историю – свою версию того, что было –
И учтите – ему верить стоит – ибо он есть истинная сила –
Ибо он – всесилен абсолютно – торжествуют тени в мире белом –
Подтверждает это чёрный шут его. Подпись – Бегемот. Готово, Гелла?

@темы: Литература, Я

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная