• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Нуремхет (список заголовков)
12:09 

Пять невест

Нуремхет
дикий котанчик
Как подошло мне время найти невесту,
Сделал я все, что батюшка наказал:
Выбрал пораньше время, поближе место,
Вышел во чисто поле и стрелы взял.

Их по одной пускал, рассудив нехитро.
Первой, из камня, целился в небосвод.
Пала стрела в болото лернейской гидры.
Пала и скрылась в толще подземных вод.

Следом за ней пустил я стрелу из стали
В застившую глаза пелену дождя.
Пала стрела в степи, где кочевья спали,
Там и ушла в песок у шатра вождя.

Следом за ней пустил я стрелу из бронзы.
Лучше бы не пускал — несчастливый знак.
Пала стрела к соседке. Ее угрозы
Пятое лето слышу в кошмарных снах.

Следом за ней пустил я стрелу из меди.
Яростно в теплом воздухе прожужжав,
Пала стрела у логова трех медведей,
Перепугав играющих медвежат.

Следом за ней пустил я стрелу из глины
В черной тоске — последнюю посылал.
Пала стрела за изгородь в сад старинный,
Юная дева мне ее поднесла.

Ликом бела, нежна и легка, как роза.
Смотрит лукаво: вот, мол, какая я.
Хрупкая — переломится от мороза,
Тонкая, привередливая моя.

Боязно даже тронуть ее руками,
Страшно точёный локоть в ладони сжать...
К черту, найду-ка лучше стрелу из камня.
Вроде у гидры где-то должна лежать.

@темы: Стихи

12:08 

Цари приморья

Нуремхет
дикий котанчик
Братец мой, маленький и глазастый,
Свиток один прочитал с конца:
Что-то про море, у моря — царство,
В царстве, как водится, правит царь.

Мирно жилось под рукой закона,
Где всякий ключ ведал свой замок.
Царь иногда побивал дракона,
Только прикончить никак не мог:

Или поля зарастут бурьяном,
Или ручей потечет золой.
Слухи ходили, что мать смутьяна
Заточена была под землей.

Мол, старый царь подрубил ей крылья,
В цепи железные заковал.
Панцирь ее покрывался пылью,
Жар неугаснувший остывал.

Так и не стало с тех пор покоя,
Хоть на веревку дракона вздень...
Только теперешний царь другое
Тщетно обдумывал каждый день.

Долго искал он себе невесту.
Можно подумать, что ерунда:
Всякой приличной девице лестно
Было ответить владыке "да".

Но ни одна не пришлась по нраву:
Эта уродина, та крива,
Третья в ночи собирает травы,
Да и отец ее колдовал.

Эти две дуры всегда смеются,
Та, что у стенки, всегда молчит,
Эта получше, но косы куцы,
Будто обрезали палачи.

Все в них неправильно: дышат, ходят,
Даже здороваются не так.
Может быть, дело в дурной породе,
Может быть, он еще тот чудак.

Только ни силы в них, ни величья,
Будто и в жилах не кровь — вода.
Глянешь на миленькое обличье,
А за обличием — пустота.

Так он и правил, как жил исконно:
Честно и миловал, и карал,
Взыскивал подать, гонял дракона,
Войско могучее набирал.

Только тоска становилась злее.
Раз встретив ящера у ручья,
Царь подошел и спросил у змея:
— Враг мой, здорова ли мать твоя?

Что было дальше, я сам не помню,
Только старик один говорил:
Царь, мол, спустился в каменоломню,
Переходившую в лабиринт.

Вышел к пещере, где тварь томилась,
Жуткой окутана тишиной.
Вышел, готовясь явить ей милость,
Вышел — и замер как соляной.

Ибо явилась старинной былью,
Песней бессмертной, мечтой живой.
Купол ее исполинских крыльев
Небом простерся над головой.

Ибо могущественней любого
В прежнем величьи она была.
Царь, говорят, осмотрел оковы
И разомкнул их куском стекла.

Сколько отцов потом горевали,
Сколько невесток царь отдавал —
Только женился на этой твари,
Южной короной короновал.

С тех пор в краю этом было вдосталь
Хлеба, и золота, и огня.
Тысячу лет правит их потомство,
Тысячу — если считать меня.

@темы: Стихи

15:35 

Говорил мне змей...

Нуремхет
дикий котанчик
Говорил мне змей: повидай меня.
В предзакатный час на исходе дня
Приходи к болоту, ступай на гать,
И не смей просить, и не смей мне лгать.

Обовью тебя пятерным кольцом,
Обласкаю грудь твою и лицо,
Подарю узорчатый амулет
Из камней, которым сто сотен лет.

Унесу в свой лес, под немолчный гам
Приведу всех тварей к твоим ногам
И, нырнув в густую ночную тьму,
Наконец-то, в жены тебя возьму.

Говорил мне ящер крылатый: дал
Я тебе просторный подземный зал,
И сокровищ полные сундуки,
И бальзам, что вылечит от тоски.

Привыкай жить в роскоши и любви,
Как хотела раньше — сейчас живи.
Вся земля вкруг этой скалы — твоя,
И простор небесный дарую я,

Галереи золота и камней,
Сыновей, что лютых ветров сильней,
Дочерей в опаловой чешуе
И очаг горячий в твоем жилье.

Говорил мне гивр о восьми главах:
Зря не верил я славословью свах,
Ты прекрасней солнца, светлее дня,
Выходи, счастливица, за меня.

Унесу тебя в золотой чертог,
Покажу в закатном огне восток,
Сердце джунглей, море и дно реки,
Пики гор, как ни были высоки.

Жемчуг выну весь из моих озер,
В золотые косы вплету узор
И достану клады со дна морей,
Лишь иди со мною и будь моей.

Только молвил — город вокруг замолк,
Будто на уста наложил замок.
Удивленья с робостью не тая,
Отвечала змеям могучим я:

— Мужики, спасибо, конечно, но
Что за хрень подлили в мое вино?

@темы: Лирика

14:52 

Братья наши старшие

Нуремхет
дикий котанчик
Был мой прадед свирепым зверем,
И по двум берегам реки,
Очевидно, никто не верил,
Что найдутся острей клыки.
Год от года все больше крепли
В битвах мышцы могучих лап.

Он давно похоронен в пепле,
Окружившем сибирский трапп.

Был мой братец громадный ящер,
Высший хищник и юрский лев.
Зной засушливый и палящий
Не клонил его плеч к земле.
Звезды пили его здоровье,
Враг боялся к нему идти.

Две луны с зараженной кровью
Он сгорал, как свечной фитиль.

Помню, матушка, в холке с палец,
Выходила как ляжет тьма:
Утром чудища просыпались,
А ночами — она сама.
Как-то, выждав полночи лишних,
Мать пустилась в привычный путь.

Там ее съел какой-то хищник:
Видно, долго не мог уснуть.

***
Мне от жизни всего хватило:
Я работаю на отца.
У меня есть диплом, квартира
И изящный овал лица.
Я на зависть своей подруге
Безупречная мать и дочь.

Только смерть ко мне тянет руки —
А от них отступала прочь.

14:40 

Игла

Нуремхет
дикий котанчик
Мне досталась по наследству чародейная игла.
Я сперва не понимала, для чего она была:
Рваных платьев не латала, всякий раз теряла нить,
Часто ногти норовила мне от пальцев отделить.

Я устала с нею биться и забросила под стол,
Там в пыли и паутине пробыла она лет сто.
Я взяла другие иглы, вышивала при свечах,
И чудесные полотна окружили мой очаг.

Так, в работе и покое прожила я целый век,
Но однажды летним утром подняла глаза наверх:
В белом пепле, в алой пене с неба падала звезда —
Вот обрушила деревья и свалилась у пруда.

Я оставила работу и отправилась к звезде.
Ручеек багровой крови потихоньку полз к воде.
В буйных зарослях осоки, пав в беспамятстве на мель,
Оглушенный и разбитый, умирал крылатый змей.

Пасть полна кипящей крови, кости выбиты из лап,
Знать, никто на белом свете не видал такого зла.
Ребра вырваны наружу и оплавлены в огне,
Видно, как трепещут жилы в раскаленной глубине.

Шея взрезана крест-накрест, не удержит головы,
Беспощадная расправа — упреждение живым.
Смотрит тупо, смотрит слепо, золотым горят глаза,
В кровянистой лунке зуба копошится стрекоза,

Хвост простерся неподвижно, почерневший от огня.
Повезло еще бедняге, что свалился у меня.

Я прочла над ним заклятье, что упрячет от беды,
Из колодца за избушкой принесла ему воды,
Я лисиц, волков и рысей прогоняла с глаз долой
И сшивала змею раны зачарованной иглой.

Вместо нити я осоку с волосами завила,
Сшила грудь ему и плечи, сгиб разбитого крыла.
Нить ложилась незаметно первый раз за целый век,
Лишь густые пятна крови оставались на траве.

Я поила змея зельем, омывала каждый шов,
На восходе солнца клала в пасть целебный корешок.
За луной луна сменялась, я сидела у пруда,
И цвела росой кровавой полумертвая вода.

***

Нашу дочь зовут Дальянкой, будет двойня по весне,
Я живу в любви и неге, в небывало странном сне.
В сундуке — льняной мешочек, там лежит моя игла,
Что крылатому супругу вновь подняться помогла.

14:40 

Игла

Нуремхет
дикий котанчик
Мне досталась по наследству чародейная игла.
Я сперва не понимала, для чего она была:
Рваных платьев не латала, всякий раз теряла нить,
Часто ногти норовила мне от пальцев отделить.

Я устала с нею биться и забросила под стол,
Там в пыли и паутине пробыла она лет сто.
Я взяла другие иглы, вышивала при свечах,
И чудесные полотна окружили мой очаг.

Так, в работе и покое прожила я целый век,
Но однажды летним утром подняла глаза наверх:
В белом пепле, в алой пене с неба падала звезда —
Вот обрушила деревья и свалилась у пруда.

Я оставила работу и отправилась к звезде.
Ручеек багровой крови потихоньку полз к воде.
В буйных зарослях осоки, пав в беспамятстве на мель,
Оглушенный и разбитый, умирал крылатый змей.

Пасть полна кипящей крови, кости выбиты из лап,
Знать, никто на белом свете не видал такого зла.
Ребра вырваны наружу и оплавлены в огне,
Видно, как трепещут жилы в раскаленной глубине.

Шея взрезана крест-накрест, не удержит головы,
Беспощадная расправа — упреждение живым.
Смотрит тупо, смотрит слепо, золотым горят глаза,
В кровянистой лунке зуба копошится стрекоза,

Хвост простерся неподвижно, почерневший от огня.
Повезло еще бедняге, что свалился у меня.

Я прочла над ним заклятье, что упрячет от беды,
Из колодца за избушкой принесла ему воды,
Я лисиц, волков и рысей прогоняла с глаз долой
И сшивала змею раны зачарованной иглой.

Вместо нити я осоку с волосами завила,
Сшила грудь ему и плечи, сгиб разбитого крыла.
Нить ложилась незаметно первый раз за целый век,
Лишь густые пятна крови оставались на траве.

Я поила змея зельем, омывала каждый шов,
На восходе солнца клала в пасть целебный корешок.
За луной луна сменялась, я сидела у пруда,
И цвела росой кровавой полумертвая вода.

***

Нашу дочь зовут Дальянкой, будет двойня по весне,
Я живу в любви и неге, в небывало странном сне.
В сундуке — льняной мешочек, там лежит моя игла,
Что крылатому супругу вновь подняться помогла.

22:31 

Нуремхет
дикий котанчик
Эту песню я буду петь матерям Земли,
Тем, с которыми люди встретиться не могли:
Ибо кто-то погиб безвестно в крови и пыли,
А с другими века и версты нас развели.

Да простится и да зачтется навеки той,
Что вела за собой погоню в глухую топь,
Да воздастся и тем, что в этой погоне были
И не чуяли под собою горящих стоп.

Да почтится степная хищница из саванн —
Та, которую бык повергнул и разорвал,
Но потом не ступил и шагу и рухнул наземь,
И над ним плотоядный выводок пировал.

Да помянется добрым словом и песней та,
Что кормила себе подобных не меньше ста,
Что погибла под слоем пепла, земли и грязи,
Но не бросила в смертный час своего гнезда.

Да прославится та, что кинулась в ближний бой,
Несмотря на упадок сил, хромоту и боль,
И противника утопила в припадке гнева,
И на берег сумела выйти едва живой.

Эту песню я буду петь распластавшись ниц,
Глядя в тысячи глаз и сотни пустых глазниц,
Ибо всех, о ком я пою, ожидает небо,
Даже если им приходилось спускаться вниз.

@темы: Лирика

19:51 

Плач по Гиляр Хассурват

Нуремхет
дикий котанчик
Где ветер южный не трогал флейты,
Где ветер западный не гулял,
Под голубым пресноводным шлейфом
На дне Хассура лежит Гиляр.

Речное ложе темно и узко,
Теченья песни над ней поют.
В пустых глазницах ее моллюски
И рыбьи стаи нашли приют.

Иные твари хранят глубины,
Их крики горестны и звонки.
Вода облизывает ей спину
И точит ребра и позвонки.

Где нынче ярость ее и сила,
Заливы в солнечных областях —
Вода бросает наносы ила
На рассыпающийся костяк.

Река растаскивает на части,
Глодает остов беззубым ртом.
Гиляр уже не откроет пасти
И не блеснет в темноте хребтом.

Но в день посмертного передела,
Когда последний огонь потух,
А плоть распалась и опустела,
Остался дух.

14:06 

Нуремхет
дикий котанчик
Матушка, отпусти меня в долгий путь
И до весны обратно не ожидай:
Странное беспокойство теснит мне грудь
И призывает в выстуженную даль.

Край, куда я иду, и суров, и гол,
Только вершины высятся впереди.
Где видят небо пики разбитых гор,
Там и лежит крылатый мой господин.

Хвост его обвивает остовы скал,
Крылья легли меж пиками как мосты,
Панцирь поблек от пыли и от песка,
Прежний пожар в могучей груди остыл.

Взяв меру мертвой, меру живой воды,
Чашу, в которой вечно горит огонь,
Я пойду вдоль обрушившейся гряды,
Простоволосой будучи и нагой.

Мертвую воду вылью дождем с небес,
Раны его омою и заживлю,
Кубок с живой водою дам выпить весь,
Чтобы восстал, как прежде, могуч и лют.

Пламя зажгу от собственного огня,
Сделаю первый вдох, разведу в крови:
Встань, господин мой, выйди встречать меня!
... Матушка, отпусти и благослови.

12:26 

Нуремхет
дикий котанчик
После конца я выскользну в высоту
И поднимусь под черные своды неба.
Я полечу туда, где лежит Сатурн,
Где в раскаленной пыли горит Венера,

Где, весь огнями выложен, Млечный путь,
Где лед и камень с воем несутся мимо,
Где не дыши, не спи, не живи, а будь
Малой и неделимой частицей мира.

Я проскользну в объятия черных дыр,
И неземною волей напьюся пьяна,
И, наконец, смогу зачерпнуть воды
У берегов архейского океана.

Как на востоке небо начнет краснеть,
Как разольется золотом над округой —
Я посмотрю на тех, кто составит нефть,
И на деревья, что обратятся в уголь.

Я припаду к горячим пескам юры,
Где рано утром шел исполинский ящер,
И не увижу в дымке дневной жары
Разницы между прошлым и настоящим.

Сотни частиц: на крылышках воробья,
В камне, воде, и пыли, и лунном свете —
Каждый из этих атомов буду я.
Мне ли, сестрицы, мне ли бояться смерти.

23:26 

Архейская колыбельная

Нуремхет
дикий котанчик
Поднималась до неба седая гряда,
В ядовитом тумане чернея.
У скалистых подножий плескалась вода,
Небосвод простирался над нею.

Никакого волненья не шло по воде,
Только бережно, будто ребенка,
Молодой океан, словно мать, ночь и день
Колыхал разноцветную пленку.

Говорили моря: брат наш ветер, не бей,
Не бросай их на острые скалы.
Чудо жизни искало себе колыбель,
Наши теплые воды искало.

Отвечал им пылающий солнечный шар,
Если облачный саван был тонок:
Я дам свет и тепло, чтобы жил и дышал
Всякий родственник их и потомок.

Говорил крепко спаянный панцирь земли:
Буду сушей у них под ногами
Через много веков в непроглядной дали —
Тем, кто ступит из моря на камень.

А могучая сила из недр возьмет —
Разольюсь раскаленной рекою,
Обниму без разбора — кто жив и кто мертв —
И навеки в себе упокою.

Говорило земное тепло: мне легко
Погонять острова-великаны.
Я устрою движение материков,
Подниму цепи гор и вулканы.

***
Так о будущей жизни гадали они,
Еле слышно беседуя с нею.
За прошедшими днями шли новые дни,
Колыбель становилась теснее...

11:54 

Нуремхет
дикий котанчик
Собирается братия за столом
Поминальный начать обед.
Дай мне волю, я стала бы тем стволом,
Что сломает ему хребет.
Я была бы тем оползнем, что, сойдя,
Погребет его под собой,
Хищной тварью, с которой он миг спустя
Проиграет неравный бой.
Я была бы тем камнем, что, рухнув вниз,
Не удержит его ноги
И сорвется в ущелье, где свист и визг,
Где ночуют его враги.
Той, которая лезвие закалит
И обрежет живую нить,
Раскаленным базальтом из недр земли,
Чтоб обнять и похоронить.
Меткой молнией, чтобы удар убил
И оставил лишь горсть костей.
Полноводной рекой, чтоб в моей глуби
Выстлать илом его постель.

Между рыб и моллюсков, коряг и пней
Упокоить на глубине,
Чтобы он мучительно долгих дней
Не лежал на иссохшем дне.

@темы: Лирика

18:09 

Нуремхет
дикий котанчик
Издалека не чувствуется беды,
Сколько печальной памяти ни тревожь.
Сердце мое, достаточно ли воды
В тихой речной долине, где ты живешь?

Зная суровый мир и жестокий век,
Ты сам собой взрослеешь не по годам.
Сердце мое, все так же ли скор твой бег
И не идет ли смерть по твоим следам?

Час заставляет жить наперегонки,
Каждый спешит быстрее урвать кусок.
Сердце мое, остры ли твои клыки
Или пришли в негодность, грызя песок?

Мне говорили, будто седая тень
Над обреченным высится как маяк.
Сердце мое, не стачивал ли когтей
Ты в бесконечных вынужденных боях?

Дивно тиха под вечер речная гладь,
Свет ее отражается от окна.
Сердце мое, кого же к тебе послать,
Чтобы он тень зловещую отогнал?

@темы: Лирика

17:51 

Баллада о Большом Але

Нуремхет
дикий котанчик
по мотивам одноименного фильма

Садись к окну с горячим шоколадом,
Пока еще круг солнца невысок.
Я расскажу старинную балладу
Из тех, что сохраняет лишь песок.

Представь, что мы в юре с тобою, то бишь
Планете быть еще на долгий срок
Землей доисторических чудовищ
И яростных природных катастроф.

читать дальше

@темы: Лирика

21:45 

Край закатный

Нуремхет
дикий котанчик
Если тело больное надрезать, то в этот надрез
Зараженная кровь выйдет мутной багровой рекой.
А на нас, говорят, десять лет как поставили крест.
А у нас, говорят, и надежды уже никакой.

Ни добра не отыщешь, ни правды тут, ни красоты,
Даже Бог, ходят слухи, о наших местах позабыл.
Поднимаются в стылое зимнее небо кресты,
Да глядят два окна покосившейся ветхой избы.

Тут давно нет святых, и царей не рождалось давно,
Тут кормушка для птиц и для хищных, как птицы, людей.
Тут разврат и бездетность, табак, Интернет и вино,
Тут не знаешь, зачем проживаешь сегодняшний день.

Тут все кончено будет не завтра - так в несколько лет,
Тут нельзя оставаться - езжай, говорят, на восток.
... Но мой город - смотрите - сияющим солнцем согрет,
И цветущая зелень вселяет горячий восторг,

И река еще движется медленно и тяжело,
И вздыхает земля под покровом асфальтовых плит,
И сегодня, как летом, на улице было тепло,
И как жидкое золото отблеск закатный разлит.

Во дворе я увидела мальчика с раненым псом
И двух девочек, что у ворот подобрали щенка.
А вчера, как легла, мне приснился диковинный сон,
Будто солнце над нашей землей держит чья-то рука.

А в соседнем районе закончили строить костел,
И крестинам и свадьбам давно уж утратили счет.
И, пока Царь Небесный во прах наши страны не стер,
Не спешите прощаться - и мы повоюем еще.

@темы: Лирика

20:31 

Романс Хирадо Маро

Нуремхет
дикий котанчик
Нынче можно позавидовать тем, кто мертв
И веками наслаждается тишиной.
Говорят, в эпоху войн трудно быть даймё,
Но во много раз трудней быть его женой.

На рассвете гаснут звезды и фонари
И на рисовое поле глядит заря.
Ты сегодня князь богатой большой земли,
А назавтра, может статься, и сам земля.

Повезет ли новый месяц встречать живой -
Не иначе как хранитель укрыл и спас.
Но я счастлива родиться во время войн -
Тех, которые свели и сравняли нас.

Нынче мне сам Император не господин,
Только небу простирать надо мною власть.
Но как ветер завывает в моей груди,
Я жалею, что мужчиной не родилась.

Никому не убежать от его судьбы,
Да и сделался ли счастлив кто убежал.
Я жалею лишь, что руки мои слабы
И не меч держать обучены, а кинжал.

Я жалею, что в груди моей нет огня
И жива я, вероятно, одной войной.
В этой жизни вы уж точно не для меня,
Хоть сидите в трех ладонях передо мной.

Говорили, господин мой, как ни бы горд,
А для вас девятой доли не пожалел
От добра. Вы мера риса в голодный год
И вода лесного озера по жаре.

Ты сегодня князь богатой большой земли,
А назавтра всякий волен тебя изгнать.
Будем живы ли до осени, целы ли -
Небу ведомо.

Я рада была вас знать.

@темы: Стихи

12:42 

Нуремхет
дикий котанчик
немного о том, как знакомить навязчивого ухажера с родственниками

- Ах, красавица, что тебе в этих горах?
Неужели тебя держит здесь только страх,
Когда птицей над лесом могла бы лететь?
Расскажи мне, кто мать твоя, кто твой отец.

- Ах, не спрашивай, странный пришелец, меня,
Для чего тебе знать, где мой дом и родня.
Мой отец волен жизни дарить и взимать,
Как голодная кошка, дика моя мать.

- Отвечай, мое сердце, прошу, не грубя,
Я прошел сотни верст, чтоб увидеть тебя,
Горный камень до крови мне ноги истер.
Неужели, скажи, у тебя нет сестер?

- Сестрам вечный и славный удел отвели,
Ибо ложе старейшей у сердца земли,
Ибо жерла вулканов - зрачки ее глаз
И над нею земная кора поднялась.

читать дальше

15:23 

Аино кормит бродячих кошек

Нуремхет
дикий котанчик
Небо на горы снежинки крошит,
Чтобы спокойнее засыпали.
Аино кормит бродячих кошек
С криво изогнутыми зубами.

Кошки приходят к ее порогу,
Кошки ложатся к ее коленям,
Месяц на небе качает рогом,
Напоминая о зимнем плене.

Рис давно убран и луг покошен,
Тянется марево из-за леса.
Аино дела нет, что у кошек
Когти как кованое железо.

Буря беснуется за окошком,
С голой земли наплывает холод.
Аино стелет бродячим кошкам
Мягкой соломы почти у входа.

Ветер за домом шумит ночами,
Плачется разными голосами.
Аино будто не замечает:
Зубы у кошек острее сабель.

Стынут деревья, черны и голы,
Землю снежинками укрывает.
Хищники утром уходят в горы,
Аино спит у стены, живая.

17:03 

Универсальный ответ студента истфака...

Нуремхет
дикий котанчик
... на вопрос: "А чо ты на историческом? О_О"

Я родом оттуда, где дом был щитами украшен
И где алфавит заменяли десятками рез,
Где высились замки со шпилями каменных башен
И рыцари бились друг с другом за землю и крест.

Где круглыми входами в плитах зияли дольмены,
Где охрой, как кровью, окрашены днища могил,
Где мир был велик и богатства в нем было без меры,
Где север Европы не знал человечьей ноги.

Где камень за камнем веками росли пирамиды,
Где солнцем был бог и где богом был правящий царь,
Где грозные армии шли к покорению мира,
Мечами стирая державы с земного лица.

Где мудрые греки под сенью олив говорили,
Где руки незрячей богини держали весы,
Где в теплом хлеву пеленала младенца Мария,
Где с храмовых фресок смотрел человеческий Сын.

Где пела девица, тоскуя о сгинувшем милом,
Где яркие сани неслись, утопая в снегу,
Где все это было реальностью, смыслом и миром,
Которые вынуть из сердца уже не смогу.

22:19 

Нуремхет
дикий котанчик
Руки привычно схватят отцовский меч,
Сладкая жуть мгновенно подкатит к горлу.
Ай, не уйдешь, душа моя, я же смерч,
Я рукавом взмахну - и разрушу гору.

Все это время где же ты пропадал,
Лучший и непокорнейший неприятель?
Ай, не уйдешь, душа моя, я вода,
Ты захлебнешься в жаре моих объятий.

Камни крошатся в пыль под моей ногой,
Как же ты уповаешь на меч и волю?
Ай, не уйдешь душа моя, я огонь,
Я обращу углями твое подворье.

Сколько их пало, бившихся на полях,
Сколько их было, сдавшихся мне без боя.
Ай, не уйдешь, душа моя, я земля,
Я расколюсь до мантии под тобою.

Вот мой подарок, вот по делам платеж,
Большего у небес и просить не буду.
Ай, не уйдешь, душа моя, не уйдешь...

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная