Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: R_o_s_e_b_u_d (список заголовков)
22:11 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Никогда мне не снилась и продолжай в том же духе.
Пусть жизнь проходит в беспамятстве о тебе.
Ты - безумная женщина, кладезь тревог и бед.
Смертельная рана улыбкой от уха до уха.

Никогда не звала за собой, и я туда не пойду.
В тебе все отчаянье мира разверзлось бездной.
Все было бессмысленно, все еще бесполезно.
Как бог умудряется таких сотворять дур?

Никогда ничего в тебе не стоило моих усилий.
Как же я счастлив теперь, когда тебя рядом нет.
Я выдрал тебя из сердца, ни капли тебя уж во мне.
Прости меня. Пожалуйста, хоть на мгновенье прости.

Никогда ты меня не оставишь, все мысли мои неуловимо
Отравлены твоим существованием, пропитаны едким ядом.
Словно бы можно закрыть глаза, и ты снова будешь рядом.
И я закрываю, любимая.

14:35 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Приходи, если боль станет невыносимой.
Если одиночество поглотит тебя полностью.
Приходи, пусть на это уйдут последние силы.
Приходи в гости.

Приходи просто так, не ищи никакой причины.
Приходи и не думай, насколько это уместно.
Приходи так, как женщины ходят к любимым мужчинам,
Чтобы стать их невестами.

Приходи и пей чай, пачкай край чашки помадой.
Раскроши все печенье,смахни небрежно салфеткой.
Приходи каждый раз, когда просто проходишь рядом.
Приходи ко мне, детка.

Приходи, чтоб остаться на пять минут и навеки.
Каждый день, каждый час, я жду тебя ежесекундно.
Приходи быть обнятой долго, отчаянно, крепко.
Приходи и целуй меня в губы.

20:56 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Ожидай меня даже в лютый полдень,
В самый жаркий день посреди июля.
Я приду героем, с дырой от пули.
Я приду и всю тебя зацелую.
Я еще не слышу, но снова спой мне.

Весь хмельной вернусь и чуть-чуть побитый,
Улыбаться буду, придурок полный.
Взгляд безумный, полуживотный, волчий...
Ожидай меня, может, даже в полночь.
Не ругай за то, что приду небритый.

Я вернусь, чтоб стало все вдруг иначе.
Обнимать тебя это счастье, боже.
Ты такая, знаешь, как жар под кожей,
Не для полудурка с бандитской рожей.
Я приду и словно дитя заплачу.

21:27 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Сколько можно сказать о том, чего больше нет?
Что исчезло и смолкло, что отгремело в груди.
Нет колонок в газетах, нет уж самих газет,
Только навык вовремя уходить.

Только едкая горечь на кончике языка,
Только слово как камень, как громовой раскат.
Если нет ничего, то получается как
Не стараться и уж никем не стать?

Если все в тебе мрак, бесконечная тьма потерь.
Если ты задыхаешься, но клянешься,
Что ты сможешь и справишься, словно зверь,
Что грызет свою лапу - большего не остается.

Если ты сам с собой в бесконечности на один.
Если ты рассказал все истории, сто концовок.
Как еще быть спасенным где-то там впереди,
Где ты есть и таких как ты целые сонмы?

Если ты так устал, что сам себя утомил.
Если кто-то в ночи всю боль обратил в кошмар.
Не сдавайся теперь, ведь в практике быть людьми
Основная задача всего лишь не умирать.

01:20 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Если болит там, где уже не должно болеть,
И болит страшно, до идиотских поступков,
Так и поступай, и дробью сердечного стука
Тебя приведет, может быть, прямо ко мне.

Прямо в объятья, и ты вдруг отдашься на волю
Спонтанных чувств, фантазий, что только ночью
Крадутся к тебе, ластятся жарко, порочно,
И пахнут так сладко тобой запрещенной любовью.

Может быть так, что ты вдруг замрешь на мгновенье
И оттолкнешь меня тут же, чтоб с гордостью думать,
Что ты смогла, ты не повелась, как какая-то дура.
Что ты дальше мыслей бредовых не стала моею.

Вернешься домой, чтоб позже свернуться от боли
И заскулить, и прогнать в голове сотым кругом,
Как ты закрываешь глаза, губы ищут друг друга,
А я говорю, что навеки останусь с тобою.

Под боль засыпать привычно, ты даже почти не плачешь,
Не шепчешь во сне мое полузабытое имя.
Как ты будешь счастлива уже не со мной, но с другими,
Так ты для меня ничего уже больше не значишь.

01:26 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Я так боялась, пока его провожала,
Что он обернется и скажет:"Пошло все к черту.
Все это уже сидит у меня в печенках.
Сколько же можно в тоске загибаться черной?
Я остаюсь." А дальше бы продолжалось

Наше смешное чуть сумасшедшее лето,
Жаркие ночи, долгие странные песни,
Где все счастливые, что не помирают, то вместе
Гуляют босые по краешку поднебесья.
Как это прекрасно. Да только зачем мне это?

Вот он уходит, вдруг весь становясь мне ближе,
Как-то роднее и даже чуть-чуть понятней,
И чувства в груди из области необъятной
Вдруг усыхают в еле заметные пятна.
Мне еще больно, но больно уже не слишком.

Вот я возвращаюсь домой, все здесь в тоске и пыли.
Дом все еще помнит, как здорово он мог смеяться,
Как сиял мир, любой день становился вдруг ясным,
Как я понимала, что все очень просто, вот я с ним
Когда-то была так безвозвратно счастливой.

02:02 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Чтоб писать о любви легко,
Нужно враз позабыть покой,
Нужно плакать и биться нужно
Между странно интимной дружбой
И горячей тоской в груди.

Нужно так кричать "уходи",
чтобы слышалось "возвращайся".
Нужно жадно вгрызаться в счастье,
Считать родинки на запястьях,
Собирать себя по клочку,

По обрывку, неровной строчке,
Быть под тело его заточенной
И гнильцу свою, червоточину,
Под водою речной проточною
Нужно начисто промывать.

Чтобы после босой в кровать
Забираться, простоволосой,
Не вполне еще даже взрослой,
Вовсе не задавать вопросов,
Слепо верить и целовать.

И тогда бесконечное море
Разольется в груди твоей, горечь
Фраз не сказанных, соль безвольных
Глаз и губ, опустевших ладоней.
Это будут твои слова.

20:07 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Иногда мне кажется, что ты у меня в подкорке.
Это ты стучишь так болезненно у висков.
Ну, а я, как мальчишка на санках с горки,
Помахал ладошкой и был таков.

Я смотрю на тебя и внушаю, что переболел.
Ну а ты так прекрасна, что это невыносимо...
А я буду надежным. Я буду самым сильным.
Что еще остается мне?

Это даже не больно, когда ты выбираешь его.
Это крайне разумно отдать свое сердце герою.
Я все знаю, я тебя даже не стою.
Тебя даже не стоит он.

Я как мертвая бабочка в горячем живом стекле.
Все дрожит и мерцает, сплошная тоска и горечь.
И я рад, что ты больше с собой не споришь,
Даже если теперь меж нами ничего нет.

Каждый день как последний, но лицо нужно держать.
Нужно быть очень смелым и еще больше - глупым,
Чтоб смотреть хладнокровно, как твои алые губы
Так легко отдают другому свой пыл и жар.

Чтобы позже смеяться и не говорить о главном,
Чтобы только и думать о том, как тебя не смутить.
Я хотел бы всю жизнь быть так с тобою рядом,
Если б ты была счастлива. Даже если счастлива с ним.

03:27 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Мы говорим о быте, отточенном до мелочей,
Чтоб никогда не заговорить о главном.
Какая она хорошая, смешная, родная, славная...
Но я рядом с ней чужак и совсем ничей.

Мы пьем теплый виски, так как не наколот лёд,
Она пахнет чем-то похожим на ночь и дождь,
Когда говорит: "Придурок, чего ты ждешь?"
Мое счастье болит. Счастье во мне гниет.

Мы так неумелы, но танец меж нами - бой
Взглядов и пальцев, пустых и красивых слов.
Она улыбается страстно, нелепо, зло...
Когда говорит: "Я не хочу быть с тобой."

Мы просыпаемся, чтоб разойтись по углам,
Чтоб нить натянулась до звона в ушах и боли
В измученной мыслями лобной усталой доле,
И начинаем во имя спасения лгать.

00:31 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Искрами звезды на небе простуженном
Смотрят, сияют, жгут цепкий взгляд.
Я ничего от тебя не заслуживаю,
Поэтому и ни шагу назад.

Небо - рисунок у нас под лопатками,
Каждый день дождь, каждый час боль.
Я до тебя до того, милый, падкая,
Что умудряюсь поверить в любовь.

Ангелы слепы в порыве безумия,
Алая кровь всех слаще на вкус.
Если не жаждешь, то так образумь меня,
Чтобы остались лишь пепел и грусть.

В истине сила, в правде нет истины.
Я с яростным криком бросаюсь в огонь.
Мой славный мальчик, планки завышены,
А я лишь хочу быть рядом с тобой.

18:27 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Между нами простая механика губ и рук.
Только слово рождает вечность из ничего.
Ты - мой друг. Самый заклятый друг.
Это все, чего я хотела. Вот.

И ни вечности, ни заезженных глупых фраз.
Я не жду тебя дома, словно усталый пёс.
Все, что важно, легко просчитать на раз,
Если уж говорить всерьез.

Твоя милая девочка греет тебе обед,
Я желаю ей счастья, долгого и с тобой.
Я бы просто молчала искренне о тебе
И о том, как много берет любовь.

Я бы искренне, верно, самую малость смешно
Рассуждала о прошлом, что не смогло связать
Нас в единую цепь, в четкий порядок нот...
А потом бы смеялась, не отводя глаза.

Между пальцев есть расстояние в сотни лет,
В миллионы касаний, сделанных просто так,
А меж нами - вот славно - вовсе ничего нет.
Только память. Только лишь пустота.

20:42 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Март несет в себе радость, рассветов песнь,
Ноябрям оставляя тоску и тлен...
Но ноябрь случается чаще, за год раз шесть,
Унося все, чему не найти замен.

Пахнет первым дождем из ста затяжных дождей.
Ты живешь словно зомби, царапая у плеча
Омертвелую кожу. Ни там, ни здесь
Не найти уж приличного случаю палача.

Март пылится на полке, вписанный в календарь
Как насмешка над всем, что любил твой потухший взгляд.
Сто какой-то ноябрь щедро ссыпает в дар
Все, чего ты хотел, измаранное в углях.

Пустота наказуема гнездами пауков,
Что плетут и плетут бога, любовь и веру.
С потолка стекает сущность всех потолков
И дробится в тысячи измерений.

Вот в одном ты смотрел, хоть больше не мог не смотреть.
А в другом отвернулся, до смерти испугавшись.
Март приходит под утро, пахнет совсем как смерть.
Пахнет твоим ноябрьским настоящим.

23:40 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Я до тошноты чувствую кожей,
Как каждое слово становится ложью,
Как ты восхитительно слажен и сложен.
Вот что болит и гложет.

Под словом твоим рассыпается пеплом
Вера моя, гранатом неспелым
В пальцах горчит моя странная смелость.
меж нами не километры.

Жемчужины звезд впиваются в плечи.
Я скалюсь как жадная жаркая нечисть.
Мне даже сказать тебе в принципе нечего.
Ты пахнешь как боль и нежность.

Рассветы больны надеждой и светом.
Меня больше нет, а тебя вообще нету.
Смерть несут первые две сигареты.
Раз уж не со мной, то с кем ты?

Пахнет дождем усталое тело.
Я позже скажу, как безумно хотелось
Взять себя в руки, из теплой постели
Воздвигнуть меж нами стены.

21:28 

Просили Катю

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Катя ходит в парк, чтоб курить и щуриться,
провожая взглядом прохожих и закатное солнце.
Катя балагурит, поет фальшиво, сама смеется...
А потом уходит и чуть сутулится.

Катя верит в крылья, что за плечами
словно верный рюкзак, полный мечты и истины.
По утрам смотрит в зеркало.
Круги - никогда не выспаться.
Круги расходятся не по воде, по чаю.

Катя глушит боль, Катя тешит страх,
Катя улыбается, когда грустно.
Потому что Кате смешно признать,
что по большей части она ничего не чувствует.

Ни любви, ни жалости, ни тоски.
Катя дует на воду, а там круги и совсем никакой Кати,
что до жути боялась, что однажды ее не хватит,
а потом уж никто не хватится.

Катя курит и щурится, солнце по небу катится
наливным плодом запретным.
Катя смеется, дымом давится сигаретным,
тушит окурок и сама погасает тоже,
остро чувствуя, как по коже
вечерний скользит холодок.

Кате хочется плакать, немножко сдохнуть,
выдрать куски пустоты и комья бессилия,
что так страшно и невыносимо измотали ее.
Износили.

Катя смотрит устало на мир, он безумно красивый.

17:47 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
У Джил в доме порядок, нигде лишнего не лежит.
Все подруги твердят: "Нужен тебе мужик",
А Джил думает, что не нужен.
Джил боится стать тенью мужа и отдать на все "это" жизнь.

Джил боится, что в доме скопится пыль,
Набегут пауки, растащат привычный быт.
Не жизнь, а сплошной убыток.

Джил всего двадцать пять, а свободы уже ни глотка.
Вечно что-то ломается, Джил тут же спешит латать.
Чуть простуда - Джил уже порошки глотать.

Все твердят: "Ты у нас золотая."
Джил смеется, но сдержанно.
Чаще - Джил просто кивает.

Джил не терпит косметики, твердит, что, мол, не ее.
Эти цены на тушь, будто бы на жилье!
Посмотри вокруг, не люди, а сплошь жулье!
Ладно, это не про нее.

Джил словно сиделка молчалива, нейтральна, строга.
Нужно сделать укол - тверда у нее рука.

А вот поступь ее легка.
И вся она словно нимфа, что сошла прямо из мифа
Про ундину и рыбака.

Джил смеется и шумит море,
пеленая печаль и горечь.
Море ластится к ее рукам.
Джил зовет ее бездна,
Но Джил занята.
Пока.

16:30 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Джун мечтает о детях, особенно хочет дочь.
И каждую чертову ночь у Джун случаются схватки.
Доктора говорят, у нее все в порядке, мол, а что вы хотели,
Не девочка, вам, голубушка, сорок два.

Джун снова тошнит с утра. Водой, воздухом и бессилием.
Джун, словно жертва насилия, забивается в угол,
Плачет без слез и со слезами плачет.
Уже сорок два...Что это, черт возьми, значит?
Вчера все было можно, а теперь что ни день, то мертва.

Джун бездумно таращится в кафель, словно видит там лучший мир,
Где все страхи и боли призрачны, словно вирт.
Вроде есть, вроде ломит...но стоит нажать reset, и тебя отпускает.
Можешь ехать в Тунис.
Можешь пить шардоне.
Можешь грызть мышьяк на десерт.

Вам уже сорок два...
Джун с ужасом понимает, что под кафелем пропасть, ад.

Джун сидит на работе, отсиживает свой срок.
Джун пуста изнутри, предает Джун ее нутро.
Джун не знает молитв и богов, но ей видится божий трон,
Сонмы ангелов и нерожденная дочь...
Джун не плачет. Нет, Джун ревет.

Джун колотит от ужаса, что это и есть ее жизнь,
Сколько ни придуряйся, сколько ни слушай лжи,
Сколько ни лебези, ни глотай таблеток, ни коли инъекций.
Из Джун словно с криком вырвали веру и детство.
У Джун болит голова и, теперь уже, болит сердце.
Джун не знает богов...И за это бог на нее сердится?

Джун не знает молитв и внутри все болит от усердия,
Когда по пути домой она смотрит в небо.
"Добрый боже, ты знаешь, мне бы...
Мне бы просто проспать всю ночь.
И еще...пусть там в небе будет счастлива моя дочь,
Что уже никогда не родится.
Научись за меня гордиться ее каждым успехом,
Помоги сделать первый шаг.

Если уж тебе за меня решать, то реши все по-доброму,
Хватит с меня дурного."

Джун счастливо смеется, ей на секунду так здорово,
Словно кто-то ей улыбнулся и все простил.
Ненадолго, но Джун отпустило,
Словно ангел с ее чертами приветливо махнул крылом,
Шепча нежно-детское: "Мама."

21:20 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Утро Мэй начинается с чая, молитвы и двух сигарет.
"Сохрани меня, отче. Ничего у меня уже нет.
Добра не припрятано, камня не припасено. Поговори со мной."

Мэй работает в офисе, до зарплаты еще пять дней.
Просыпается ночью, глаза болят от огней, что безбожно горят над ней.

У Мэй гибкое тело, так как Мэй себя не щадит.
Мэй мечтает о море, но море дают в кредит.
Море пахнет слезами и тоннами дохлых рыб.
Море гниет внутри и Мэй гниет вместе с ним.

Мэй не тратит без меры. Без меры Мэй только пьет,
Потому с ней бог, что взял уже все свое. В том числе, у нее.
Будет все хорошо - так Мэй каждый вечер врёт.

В стопке Мэй не текила, в бокале у Мэй не ром.
Вечерами под осень ноет старый ее перелом
Плеча и запястья, неудачно упала в баре...
Танцуя на стойке барной с незнакомым красивым парнем.
Было больно, хотя знала, что не умрет.

Мэй мечтает повеситься к трём, а к пяти ее отпускает.
Офис пуст и безлик, вся оргтехника замолкает,
Только в правом виске безразличная и тупая
У Мэй рождается боль.

Она шепчет беззвучно: "Бог. Бог с тобой. Потерпи еще, дорогая."
У Мэй в сумке плацкартный до рая, да никто ее не убьет.
Мэй смеется негромко и снова красиво врет,
Что все будет хорошо, что никто кроме бога ее уже не заберет.

21:11 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Давай будет так: меж нами прошло семь лет,
И мы с тобой больше не те же самые люди.
Ты стал чуть строже, я дышу полной грудью,
И меж нами ничего нет.

Ты слишком красивый, чтобы меня любить.
Я бескорыстна, но так же чуть бесхребетна.
Мы говорим при встрече о чужих бедах
И о том, как легко не быть.

Я ценю твоих женщин, их легкий игривый стиль.
Ты смеешься над шутками, что никто не придумал.
Я улыбаюсь. Искренне и как дура,
Научившись тебя отпустить.

Ты стремишься вперед, словно больше и нет преград.
Как же все хорошо спустя семь этих странных лет.
А меня больше нет. Я есть, но меня почему-то нет.
Что сказать тебе, милый? Ура.

00:37 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Кто заплачет по тебе, мальчик-сказочник?
Кто порвет твой блокнот в клочья, обесценив слово?
Чуешь запах? Это пахнет горюче-смазочным.
Слышишь смех? Это безвкусно хохочет зло.

Кто напишет тебе песню о рыцаре?
Кто спасет твоих драконов, словно гринпис?
Кто придет за миг, как сердце то выцарапают,
А твой крик сорвется в жалобный писк?

Кто осмелится стать персональным Гудвином?
У кого есть в запасе доброе волшебство?
Палачи очень строги, особенно те, что утренние.
Им не ведома жалость, они быстро найдут твой слом.

Так скажи же мне, мальчик, в ком обретешь спасение?
Чем ты думал, когда продал душу за свой талант?
Помолчи лучше, глупый. Из странного опасения
За тобой пригляжу я.

20:08 

R_o_s_e_b_u_d
Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Когда у тебя не останется ничего, о чем ты рискнешь попросить?
Что перевесит и гордость, и глупость, и липкий навязчивый страх?
Твой полуночный бог пьян, смешлив, бессердечно красив.
Он такую тебя ни за что не полюбит так же крепко с утра.

Когда кончится все, что держало тебя хоть немного но на плаву,
Кто подаст тебе руку, кто даст тебе веру, пообещает мир?
По весне он горяч, он цветет и горит, лаская и взор, и слух,
Пока ты притворяешься милой вовсе не с теми людьми.

Когда время пройдет, всему щедро отмерив свой срок,
Кто окажется рядом, кто теперь уже станет тобой?
В чашке чайной судьба, все знаменья смешав, сокроет
Все, что было в тебе, не деля ни восторг, ни любовь.

Когда солнце взойдет в далеко не последний свой раз,
Все окрасив в цвет счастья, надежды и самой шальной весны,
Кто прижмет тебя крепче, желая уже не брать,
А твои охранять сны?

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная