Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: light_keeper (список заголовков)
13:22 

Далекий берег

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Есть берег далеко, за грохотом морей,
Восстав из облаков, он тает на заре.
Он блекнет предо мной - так меркнут миражи -
Лишь мыслью обманусь, что сон мой достижим.

За грохотом морей, за темным мраком гор,
Где мечется борей, где ширится простор,
Есть берег, берег мой, что так похож на сон,
Но вспомнить не могу, где мне встречался он.

Он снится мне давно, и плачу я во сне,
В сиянии дневном, пока искрится снег,
Мелькнет и тает вновь - так замолкает звук -
И с трепетом я жду прекрасных этих мук.

Есть берег далеко, есть град на берегу,
Года текут рекой, а я за ним бегу.
И берег долгий тот, и город странный тот
Померкнут, стоит лишь зайти за поворот.

Как в линиях ладонь, где жизнь и боль мои,
Дороги до одной я вижу в забытьи.
Но города того мне не догнать во век,
Достичь его едва способен человек.

Пока не узнан он, огонь и свет вдали,
Неуловимый сон, исполненный любви,
Пока не узнан он, мне есть, к чему идти.

Обманчиво далек всегда конец пути.

@темы: Настроение, Стихи, Творчество

15:05 

Горячо-тепло-холодно

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Холодно

Средь миров воплощенных и невоплощенных,
Среди слов усложненных и слов упрощенных,
Не ищи, своего не ищи.

Не надейся, не верь, не стремись и не кайся,
И дороги надежной обресть не старайся,
Все есть пепел средь серых лощин.

Не ищи в звездном небе созвездий и знаков,
Не ищи там стрельцов, водолеев и раков -
На земле слишком много личин.

Средь людей, среди стен, среди замков воздушных
Не ищи, но вот если увидел, что нужно,
В паутине дорог обретя, обнаружив,
Ты навечно о том замолчи.

Тепло

Исчезни, развейся, рассейся в сиреневой мгле,
Беги по извилинам тихих уснувших кварталов
И вой на луну, и пляши, и танцуй при луне,
Стань в небе темнеющем лапой Медведицы Малой.

Будь краской заката в открытом на ветер окне,
Травинкой, рекою и каплей лазоревой в небе.
Беги налегке! Не иди, убегай налегке,
Заправь одуванчик за ухо смеющейся Гебе.

Стань ветром и тьмою, и их отыщи в пустоте,
Поддайся навечно Авроры лихому свеченью.
Попробуй, ты сможешь - рисуя круги на воде
Несутся шаги твои,
Ты обгоняешь теченье.

Горячо

Солнце встает над домами - пылая, встает.
Пламя рассвета алеет, алеет над крышей.
Сердце в груди замирает, а время идет -
И все равно ему, слышно ль тебе иль не слышно.

Солнце встает над домами, алеющий шар,
Пламя огня разгорается, в сердце ль, в ладонях,
Тихо сложи на асфальт, не спеша, не дыша -
Ты одновременно в прошлых и будущих зорях.

Солнце взошло над домами, в разгаре рассвет,
Только прошу, сохрани это теплое солнце,
В каждом из нас до скончания - веришь ли? - лет
Только оно лишь сияет, горит и смеется.

@темы: Литература, Настроение, Стихи, Творчество

15:47 

Солнце для красной пустыни

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Во мраке столетий забытое бродит сказание.
Его не припомнят, надеясь на сон и покой.
И это далекое странное старое знание
Теперь предстоит изучить и понять нам с тобой.

То сказка о солнце для красной бесплодной пустыни.
В ней правят веками лишь холод и пыльная тьма,
Пески под дыханием ветра угрюмого стынут,
Что тянет ладони к упрятанным в дюнах домам.

Их жители дышат одной лишь мечтою о солнце
И сном бесконечным о теплой далёкой звезде.
В пустыне никто никогда нипочем не смеется,
И тянутся дни, как чешуи в змеином хвосте.

Холодные звезды над крышей? Не верь их сиянью,
Лучи их живому тепла никогда не несут,
И стоит поддаться тебе только их обаянью,
Вмиг станешь холодным, как алый рассыпчатый грунт.

Огонь? В нём тепло, но забудешь полено подбросить -
Угаснет, рассыпавшись углем и пыльной золой.
И свет его ветер порывом внезапным уносит,
Оставив тебя одного со смеющейся тьмой.

Так было столетья: вот люди средь дюн и барханов -
В их личном аду только холод, песок и покой -
Живут лишь мечтою, как рухнет завеса тумана,
И небо зажжется далекой и теплой звездой.

Слепо время к ждущим. Могло так тянуться веками:
Лишь тьма и легенды, что гаснут в костерном огне.
Но только нашелся однажды чудак, что руками
Достал свою душу, и к небу подбросил во мгле.

Наутро рассвет, разверзаясь впервые над миром,
Был красным, как рана, песок и сиянье костра.
О том чудаке позабыли, но только поныне
Тихонько поют, тишину разгоняя ветра:

"Будь солнцем, будь пламенем красной бесплодной пустыни,
Стань солнцем для места, в котором ничто не растет.
Пусть кажется: нет ничего ничего среди камня и пыли.
Пусть кажется: здесь все навечно, навечно застыло,
Пустыня жива. И в песках её что-то живет".

@темы: Творчество, Стихи, Литература

10:32 

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Горгульи, ангелы и святые -
Весь Нотр-Дам в темноте и мгле.
По ком теперь прозвонит Мария?
По ком теперь прозвонит Мария?
Ах, Фролло, Фролло, не по тебе.

Ты продал душу! Ты продал душу,
Распяв свой разум у ног любви.
Ты верой, верой своей разрушен!
Плитой религии ты удушен!
Вся грязь столетья в твоей крови.

Не жить сиянью в наземном мире,
Сиянье тонет в его грязи.
Горгульи, ангелы и святые -
Их руки чище, чем все людские.
Но не спасти им! Asile! Asile!

Над роком властны лишь протоколы,
А красота? Смерть - её удел!
Ты сам решил так, о Фролло, Фролло,
Воздушный замок твой был расколот,
И ты стоишь на его хребте.

Страстям не место! Страстям не место!
Да им подвластен подлунный мир!
Ты сделан был из того же теста,
Ты сам себя покарал арестом,
Ты сам - свой преданный конвоир.

Ты стал мудрее. Ты был мудрее,
Но кровь людская течет в тебе.
Впечатать в пыль, что горит и греет!
Дожечь огонь в фонаре скорее!
Ты был покорен людской судьбе.

Горгульи, ангелы и святые -
Века провел Нотр-Дам во мгле.
По ком трезвонит теперь Мария?
По ком рыдает теперь Мария?
Нет, Фролло, Фролло, не по тебе.

@темы: Творчество, Стихи, Литература

18:35 

Привидение

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
В этом мире, добрый путник, властно только провиденье.
Горы тянутся зубами к бесконечным небесам;
Много лет назад увидев в этих скалах привиденье,
Ты с тех пор сюда приходишь, отчего - не знаешь сам.

Вьются ветры, плачут ветры над провалами обрывов,
Под ледяной толстой коркой спят озера вечным сном.
От пурги и от буранов, от смертельных их порывов,
Ты и сам здесь не заметишь, как застынешь подо льдом.

В пики скал врезаясь, звезды рассыпаются как бисер;
Не ловить здесь, не увидеть верных звезд своей мечты.
Но раз в год приходит путник, над обрывом ищет высверк,
Верный образ духа в скалах, создающего мосты.

Путник знает: привиденье не приемлет приходящих
И рыдает, словно банши, лишь заслышав их шаги.
Но он ищет средь надломов, и утесов, льдом горящих,
Слишком быстро утопают в белой каше сапоги.

Камень всасывает душу, камень всасывает силы,
Верно, просто можно сгинуть в этом мраке ледяном...
Но сквозь муку путник видит: чрез глубокие обрывы
Пролегло его спасенье хрупким, призрачным мостом.

Он, хватаясь за перила, наступает на опору,
Мост скрипит, а ветер вьется. Сквозь ревущую пургу
Путник видит: не безлюдны, не безмолвны эти горы -
Силуэт идет навстречу, утопающий в снегу.

Привидение уж близко, смотрит сизыми глазами,
В этом взгляде - все печали, что начертаны судьбой.
"Вы так храбры, - шепчет ветер, - что сюда добрались сами.
Уходите! Уходите! Уходите же домой!

Для чего вам эти скалы? Для чего вам эти горы?
Для чего неверным следом вы пришли сюда, друг мой?
Вы идете красть легенду - так приходят только воры.
Уходите! Уходите! Убирайтесь же домой!

Этот холод бесконечный одолеть способен духа.
Замерзая в этом мраке, в этой толще ледяной,
Об одном лишь я мечтаю - об отсрочке этой муки,
Бесконечно я мечтаю возвращенным быть домой".

Путник, вздрогнув, поднял руку, в пальцах бережно зажатый,
Средь мороза и бурана рыжей вспышкой жил фонарь.
И фонарь пред горным духом он поставил в снег проклятый -
Верный свет в холодном мире, где главенствует январь.

Горный дух, конечно, понял, распознал надежды символ,
И фонарь у ног белесых полыхал ее звездой.
Над обрывом прошуршало: "Вы добры, в том ваша сила.
Но напутствие одно вам: уходите же домой!

Там спокойно и беспечно, и огонь тоскливо светит,
Он для вас тоскливо светит, вы, мечтатель и глупец!"

Путник замер в изумленьи: мост исчез, и воет ветер.
И слова звучали разве? Может, близится конец?

Нет, он слышал: эти песни о покое и уюте,
Их слагает в этом мире лишь одна личина - смерть.
И шагает путник смело; горный дух - на перепутье,
А фонарь средь горных склонов в знак надежды светит впредь.

@темы: Литература, Стихи, Творчество

00:22 

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Вот Вам кубок, пейте, и в нем вино,
В самых дальних странах взросло оно,
Невозможно ало, старо, хмельно...
Вам придется оно по вкусу.

Вот, возьмите, скрипку, сыграйте, ну,
Пусть прорежет музыка вышину,
Пусть же ноты сыпятся в тишину,
Словно горсть золотистых бусин!

Вот Вам, друг мой, сад, за его стеной
Вы оставьте все, что берет покой,
Все, что мыслей гонит несчетный рой,
Отравляет Вам ум и сердце.

Вот Вам самый мой дорогой наряд,
Вы оденьте, будете словно брат.
Я так рад, я правда ужасно рад,
Что в мою постучали дверцу!

Это замок, нравится Вам? Прошу,
Оставайтесь здесь, я перепишу
Все законы, ныне не страж, не шут,
Вы советник теперь, не меньше!

Только Вы не спорьте со мной теперь,
Не гуляйте в холод, жару, метель...
Не нужна Вам эта вот канитель,
Как и старые Ваши вещи.

Ваше имя тоже оставьте там,
За стеной, где холод, жара и гам,
Где по Вашим люди идут следам,
Где бушует начало лета.

Через день уходите? Что за муть?
Отдохнуть Вам нужно - и в этом суть,
Вам давно пора пыль дорог стряхнуть...
Я ведь лучше Вас
Знаю
Это.

@темы: Творчество, Стихи, Литература

02:08 

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Он лежит: над его головой проплывают киты,
Тишина, темнота, и прохладное чёрное дно,
И давно здесь упавшей старинной гранитной плиты,
Он руками касается: большего - нет - не дано.

Топкий омут. Тепло. И дышать ему иль не дышать -
Этот выбор совсем бесполезен, уж много веков
Ничего самому ему, к счастью, не нужно решать,
Он лишь смотрит на спины огромных печальных китов.

Океан вечно жив и подвижен. Как бог и жилец,
Понимает он это получше, чем все на Земле.
Наблюдатель. Он смотрит. Но он не судья, не борец,
Его ноги завязли в песке под камнями и тьме,

Чёрной тьме, что явленье цены за покой и тепло,
И он сам согласился когда-то платить и платить,
Погружаясь с останками водных животных на дно,
Продолжая, однако, дышать (но дышать, а не жить).

Где-то там, в вышине, брезжит свет. Он всё знает и ждёт:
Вот бы руку ему кто-нибудь протянул, до плиты
Свежий воздух донёс и вдохнул ему в грудь кислород...

Он лежит: над его головой проплывают киты.

@темы: Литература, Стихи, Творчество

19:32 

О любви

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
В этой странной душе тьма была понамешана с светом,
По ее закоулкам гонял дикий хохот тоску,
В ней дремала зима, обнимая усталое лето,
Бушевали ветра, обрывая ее по куску.

Он был родом из тех, кто хотел превращать и корежить,
Он хотел этот мир изменить и прогнуть под себя.
И пытался не раз, но потом, остывая и ежась,
Уходил к себе в дом, о попытке устало скорбя.

Он был хмур и угрюм, точно знал, что пора переделать,
И открыл эту тайну, как верно и правильно "быть".
Но забыл об одном: если жизнью становится дело,
Это дело, как правило, нужно немного любить.

Он хотел изменять, но он так не любил перемены!
Он хотел рисковать, но зачем неоправданный риск?
Он пытался творить, строить замки и шить гобелены,
Но момент ускользал, как колес настороженный визг.

Он так часто скучал, жил предчувствьем судьбы и знаменья,
И старался событий нанизать поболе на нить.
Ох и много их было: звенящие, зыбкие звенья,
Только он позабыл (или просто не мог?) их любить.

Обжигался он страстью, и холодом тоже он жегся,
Он жалел об ушедшем, пришедшее вновь упускал.
Он боролся и шел (да и если бы он не боролся,
Разве смог бы он жить средь кривых и отвратных зеркал?).

Но и страсть, и борьба, да и холод немногого стоят,
Если то, от чего ты решил их по сердцу разлить,
Не достойно того, что бы ты ими был вечно проят,
Не достойно того, чтоб ты мог это что-то любить.

Он, конечно, потом что-то понял. Однажды под вечер,
Может быть, на секунду улыбкой сверкнуло лицо,
Лишь на миг, но он что-то услышал, а Вечность
Ненадолго свернулась вокруг его сердца в кольцо.

Он нашел свою нить (или что там как правило ищут?),
Научился дышать, разучился скучать не у дел.
Но пока наш герой сам себя в своем домике пишет,
Я напомнить хочу Вам одну из исписанных тем:


В каждой странной душе, без сомненья, тьма борется с светом,
Дикий хохот с тоской продолжают друг друга растить.
Только сколько, мой друг, и зачем существует все это,
Если нету любви в бесконечном стремлении - жить?

@темы: Литература, Любовь, Стихи

21:09 

О колдовстве

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Во времена осенних мистерий странных,
Во времена скрипящих полозьев санных,
Во времена существ домовых и банных
Гордо взирало солнце с родных небес.

Во времена меча, и огня, и брани
Люди шептали правду, а духи врали,
И вот тогда-то жил да был странный парень,
И говорят, охочий был до чудес.

Мог, говорят, кольцо свое прямо с пальца,
Переместить в карман к чужаку-испанцу,
Он, говорят, замочек любого ларца
Мог открывать движением своей руки.

Он, говорят, ведь тот был еще мошенник,
Только за смелость странных его решений,
Челядь в деревне знала его, "волшебник":
В фокусы всюду верили простаки.

Он, говорят, на лютне играл умело,
Врал и слагал легенды и байки смело,
Яркость его улыбки как солнце грела -
И не заметишь, пуст уже твой карман.

И вот однажды он возвращался в осень
Темной порой, деревья, туман набросив,
Тихо шуршали. Этой тропой средь просек
Долго идти в его не входило план.

Шел он и думал: "Лучше любых мистерий
Самый обычный трюк из моих умений.
Я не во власти призрачных суеверий,
Вот я какой, ученый, как Архимед.

Эти в чудесных духов престранно верят,
Мертвым на осень приоткрывают двери,
Будто и правда есть и чуры, и феи,
Что сберегут от всяких житейских бед".

И вот тогда глядит: на тропе фигура.
Девушка, видно, и на лицо не дурна.
Невысока, смешлива и белокура,
Он говорит ей, хочешь, мол, волшебства.

Та улыбнулась хитро, ему кивнула,
Он показал ей фокусы - смотрит хмуро,
Только глаза хитринкой ее сверкнули:
"Время другого чуда", - ее слова.

Видит он: лес сдвигает густые кроны,
Бубен все ближе полной луны червонной,
Тянут деревья пальцы - он как прикрван,
Ни убежать, ни скрыться - прирос к земле

Хохот девчонки слышится с шумом листьев,
Самой зеленой нарисовали кистью
Нечеловечьи, хитрые, будто лисьи,
Очи ее, горящие в темноте.

Слова ни молвить, пальцы деревьев тонки.
Вдруг на дорогу звери выходят: волки.
Те же глаза, колючие, как иголки,
Если смотреть, не долго сойти с ума.

Шулер глядит: вокруг силуэты, лица,
Просит девчонку: в бегство б оборотиться!
Только она уж не человек - волчица,
Большее ее собратьев аршина в два.

Лица смеются, а силуэты плачут,
Звезды хохочут, горько рыдают банши.
Небо кружится - и ни соринки фальши -
Древние и страшные чудеса.

Шулер глядит на небо, деревьев ветки,
Загородили прочно его оттенки,
Падает он на тонкую стеблей сетку:
И понимает: сгинет к утру в лесах,

К утру его убьет колдовское место.
...Мавка для леших пишет рецепты теста,
Яркий огонь, смеясь разжигают бесы,
Только волчицы ярче горят глаза.

Он потерял сознание довольно скоро:
Долго еще гремели у духов споры,
Долго волков блестели во мраке взоры.
Долго деревья прятали небеса.

Утром все стихло, через кошмаров муки,
Чувствовал шуллер, как ледяные руки
Трогают лоб, и лютни слагают звуки
В странную песню, что говорит не ждать,

Делать, бежать, своей добиваться цели,
Сотни судов сдвигать с прибережной мели,
И не томить себя и других бездельем,
И никогда, почти никогда не лгать.

Не говорить речей, не обдумав прежде,
Холодом слова не нарушать надежды,
(Сказки с улыбкой шепчут, но быть невеждой,
Думать что все в них ложь, как твои слова).

Помнить о том, что в осень колдуют ветры,
Слово весомей шелка и легче фетра
И отпирает двери, толкает к жертвам,
Слово - замок от всякого колдовства.


Он говорят, вернулся в деревню странным,
Лжи не терпел и гнал домовых и банных,
В леса чащобу часто глядел печально,
Будто бы что-то видел в его листве.

Он, говорят, увидел хозяйку леса,
Хоть был и раньше шулер, шальной повеса,
Впредь никогда ни слова не знал без веса,
Не потакал ни разу людской молве.

Он, говорят, был твердым в своих решениях,
Хоть не казался преданным суеверьм,
Только в осенних странных обрядных пеньях
Что-то такое слышал: но все молчал.

Он, говорят, что ночью гулял с улыбкой
Все по холмам, лесам и болотам зыбким.
Лес ему как-то видно простил ошибку...
Да и еще немножко заколдовал.

21:37 

Старый враг

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Пусть город стынет и льют дожди,
И осень стирает след,
Ушли давно и князья-вожди,
И древних богов уж нет.

Не стану я глупо врать о том,
Что в будущем правды нет,
И не скажу, что давно фантом
Забытого силуэт.

Не стану врать, что настал черед
Вернуться к забытым дням,
Но осень - время дождя и вод,
Что в землю уйдут к корням,

Но осень - время шептать в ночи,
Ушедшие дни беречь,
Старинных масок, огня свечи
Забытую тень стеречь.

Шептать о том, что в колодце - кость,
Ее достают к дождям.
Что в осень каждый случайный гость
Имеет ключи к ручьям.

Что старый враг - это новый друг,
А новых друзей - проверь,
И если сердце сожмется вдруг,
То значит, стучится зверь,

Что дни уходят, длиннее ночь,
Не стоит ходить к реке,
Что духов в осень погонят прочь
И встретят опять к весне.

Что сказка светит, пока в руке
Еще не потух фонарь,
Дорога прячется в рюкзаке,
А август хранит февраль,

Идешь ты смело вперед, пока
На что отпереться есть.
И если это рука врага -
Пора поубавить спесь


Туман по осени все устлал,
Укутал дома, мосты.
И ты выходишь, и тень густа,
За облаком - ни звезды.

Машины мчатся, дымит завод,
И листья кружат - смотри,
Холодный ветер качает порт,
Качаются фонари.

И коль зовет тебя старый враг,
И верит ему нутро,
Навстречу делая первый шаг,
В кармане сожми Таро.

@темы: Творчество, Стихи, Осень

14:12 

Дождь

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Дождь пришел в наш город весело и нежданно,
Простучал по крышам и прозвенел стеклом,
Он укутал город белым своим туманом
И пронесся к небу движущимся мостом.

Люди скрылись мигом в старых своих квартирах
И глаза закрыли чашечками зонтов,
Ну а Дождь шептал легенды об этом мире:
О весне, о кошках, глупости мудрецов.

Говорил тихонько, как добирался в город:
Пролетел поля, укрывшись периной туч,
Он тогда из рек ушел и был горд и молод,
И, конечно, знал, что счастлив, весел, могуч.

А потом устал, и падал, блестел и крался,
Он прошел громады рухнувших городов...
И теперь боится, о, он всегда боялся,
Что не нужны людям полчища облаков.

И зачем им ветер, сотни холодных капель,
Что звенят, звенят, как тысячи бубенцов?
Дождь еще воскреснет - смех, и гроза, и пламень,
А пока он тих и тоже грустить готов.

Дождь уснул у окон, хмурой накрывшись стужей,
Задержаться здесь решившись послом весны...
И не мог увидеть: дети бегут по лужам,
И в ладонях теплых их - дождевые сны.

@темы: Литература, Стихи, Творчество

16:45 

Легенда из города Асии

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Волны лукавые камни обточат руками,
Ветер прохладой морской заправляет постель,
В городе Асии люди решаются сами -
Верить в легенду, замок ли повесить на дверь.

Город Асия стоит среди скал раскаленных,
Солнцем нагретых и ветром обточенных враз.
Крыши домов городских, древних храмов колонны
И флюгера над калиткой венчают рассказ.

Старая сказка гласит: коли ветер бушует
И через скалы проложит в Асию свой путь,
Значит Дракон Океанский безмерно горюет,
И вспоминает о том, что уже не вернуть.


Это случилось давно, сотни лет или двести,
Тысячи долгих сезонов, ушедших назад:
Юноша в синих одеждах в назначенном месте
Девушку ждал... Волны мерно ворочались в лад.

Косы ее были темны, глаза голубые
Солнечным следом казались в морской глубине.
Волны ворочались... Неба весы громовые
Шторм предвещали беспечной морской стороне.

И говорят, с того дня, омраченного бурей,
Девушка к берегу моря уже не пришла,
Будто болезнь, неподвластна целебной микстуре,
Жизнь молодую навеки ее унесла.

Юноша в дом тот ворвался, слугу проклиная,
Мать оттолкнув, он к кровати ее подбежал.
Только бледны ее щеки, неслышно дыхания...
Ухнуло сердце. По склонам пронесся обвал.

И, говорят, что сиянием Асию залило,
В искрах его потонул молодой господин...
Лишь очертания синих распахнутых крыльев,
Скрывшихся в черных волнах океанских глубин,

Видели люди. Но ныне забыта легенда.


Ветер с морской стороны завертел флюгера.
"Вот же погодка-то", - хмуро бормочет Маенда,
Ей не по нраву наставшая ныне пора.

Девушка к югу приехала лишь на неделю,
Ветром соленым дышать и сидеть на песке.
С силой муссон ее темные волосы треплет,
Сердце сжимается в давней забытой тоске.

Вдруг обернулась - по пыльной горячей дороге
В синих одеждах идет человек молодой.
Чуткий муссон дышит древней легенды тревогой,
Хочет Маенда уйти, обойти стороной...

Только под грохот внезапно наставшего ливня
Слышится "здравствуй"... Плетется легенды лоза.
Капли дождя на земле наливаются пылью,
Юноша смотрит в ее голубые глаза.

И говорить будут тысячи лет или боле,
Может, спустя, будто в Асии вспыхнул маяк,
Синим огнем он горел, и неведомой воле,
Точно подверженный, скоро исчез и иссяк,

Будто бы волны в тот день, наконец, отступили,
Ветер смирился, утих и уснул океан,
Будто забытой легенды куранты пробили,
Что миновала века и полотнища стран.

Волны лукавые камни обточат руками,
Ветер прохладой морской заправляет постель,
Люди извечно на путь свой становятся сами -
И иногда для легенд открывается дверь.

@темы: Творчество, Литература, Стихи

18:26 

Земля

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Наша Земля - в объятиях поколений, плачется воем старых степных ветров. Ей не забыть былых невозможных прерий, ныне сокрытых картами городов.
Наша Земля вращается по орбите, пряча людей от солнечных жарких пуль. Наша земля - лишь наша, вы поглядите, вновь в темном небе грома вращает руль.

Вы, верно, знали правило бумеранга; стоит его лишь только в ладони взять взять, кинуть его; сверкнув своей гранью гладкой, он возвратится к вашим рукам опять.
Ну а теперь представьте, прошу, пусть будет некая дама долго сады растить. Долго ворочать камни трудом орудий, чтобы на волю жизни ростки пустить. Пусть превращает, долго сбирая силы, место, что не жило, в идеальный Рай. Ну а потом вы явитесь с керосином и подожжете этот зеленый край.
Что вы хотите слышать от этой дамы? Верно не смех, а самый ужасный гром. Вы точно знали - то совершив, не правы - но вам хотелось; все прорастет... потом.
Если у дамы этой характер сильный, мстить она будет точно не пару раз. Ну а теперь представьте, что можно в милях рост ее мерить. Вот и вопрос для вас: если бы этой даме взбрело однажды взять наступить и вас раздавить, как тлю. Сколько б осталось шансов - а это важно - выжить бы вам. Ну вот, я опять темню.
И каблуком ее не раздавит все же нас потому, что сада мы часть (и боль). Если его, однако, мы уничтожит, станет яснее, кто здесь теперь король.

Наша Земля - в объятиях поколений, наша Земля способна стряхнуть старье и возвратить полотна забытых прерий.
Наша Земля - не наша,
а мы - ее.

@темы: Стихи, Литература

20:56 

Голос

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Этот голос, верно, был всем нам слышен.
Если грустно, если скребет тоска,
Этот голос кто-то дает нам свыше,
Он щекочет, набок сдвигает крыши
И стучит, как кровь, в уголке виска.

Этот голос - шепот путей и леса,
Шепот автотрасс и огней дорог,
Голос старых сказок и поднебесья,
И тебе он шепчет, что ты как песня,
И того нет больше, что ты б не смог.

Этот голос знает всех нас с рожденья,
Он зовет нас в дальние города;
Это голос нашего вдохновения,
Мы устали от своего терпения,
И теперь вновь наша горит звезда.

Нас хранит наш Бог и все наши духи,
И предания наших семей и мест.
Этот голос помнит года разрухи,
И тогда он вел тех, кто были сухи
И, как счастья, ждали благую весть.

И пока ты слушаешь этот голос
И идешь дорогой, что он назвал,
Ты увидишь, как среди жизни полос
Прорастает желтой пшеницы колос,
Пробивая старый сырой подвал.

@темы: Стихи, Творчество

16:36 

Комета

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Ее волосы гладит улыбчивый Солнечный Ветер,
Она тянет по небу свой след миллионы веков.
Возвращаясь порою к обжитой ветрами планете,
Что навеки застряла в цепях орбитальных оков.

Она огненный импульс, летящий из века за веком,
Она яркий посланец далеких забытых миров...
И о том, что Комета когда-то была человеком,
Догадаться не каждый из ныне живущих готов.

Это было давно, в позабытом богами поселке,
Проживала девчонка, и , кажется, все как у всех,
Только рыжих волос ее свет ярко падал на стекла,
И огнем озарял неприятность житейских помех.

И светла, и улыбчива - словно маяк для ослепших,
Рисовала оранжевым в инее белом цветы.
Но однажды весной, у ручьев, так услужливо певших,
Повстречала парнишку с глазами самой красоты.

Они вместе бывали, но так уж случилось, что вскоре,
Ей парнишка случайную тайну, забывшись, открыл:
"Я ведь Солнечный Ветер, и мне нужно быть на просторе,
Среди звезд и галактик, огромных далеких светил".

И она отпустила. Казалось бы, кончилась сказка,
И любовь - не любовь (ну совсем как бывает сейчас).
Но цветы на окне вновь пылают оранжевой краской,
И позвольте историю мне изложить без прикрас.

Она долго бежала, листала страницы рассказов,
Ее волосы плыли костром золотых светляков,
Ее жизнь пронеслась чередой ярких огненных пазлов...
Но Комете хотелось остаться на век маяком.

Так уж вышло, что яркие долго обычно не святят,
И, затухнут, огнем озарив только серый мирок...
Понимала Комета, но больше всего на планете,
Ей хотелось оставить навечно души огонек.

Нет, однако, совсем уж она не желала бессмертия,
Не желала остынуть, прижатая снегом и льдом...
Ей хотелось смотреть, как несутся шальные столетия,
Вместе с ними шагать, наблюдая за их чередой.

Повстречался ей старец - колдун, иль, быть может, кудесник,
Или просто из тех, что веление вплавляют в слова.
И узнав о мечте, он сказал: "Тебе всякий чудесник
Объяснит: век людей ограничен по сроку весьма,

Но вот есть один способ - остаться кометой навечно..."
Та тряхнула мерцавшей копною волос: "Я и так такова!"
"Хорошо, - он ответил, - останься же искрой беспечной,
И следи как шагает в пространстве веков караван.

Будь в движении, в поиске, ярко свети над планетой -
Но учти, поглядеть на нее ты сумеешь лишь в срок -
Протяни яркий след, маяком оставаясь и светом
И собой для других представляя жестокий урок".

И теперь ее волосы трогает Солнечный Ветер,
Ей открыты дороги из звезд и старания веков,
Но извечно стремится Комета к далекой планете,
Что навеки застряла в цепях орбитальных оков.

@темы: Стихи, Литература, Творчество

20:23 

Фаерщик

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Ничего нет стуже степных ветров,
Ничего нет ярче ночных костров,
Что все тайно светят, манят за край:
"Ты шагнул? А все-таки?.. Выбирай!"

Дождь шумит, и хлюпает мокрый снег,
Что весна - покуда и солнца нет,
Если слякоть, морось? На что же март,
Коль зима своих не меняет карт?

Лео в город входит, когда темно,
И от ветра ставни стучат в стекло.
Он идет на площадь, как призрак дня...
И в его руках - языки огня.

В нашей жизни нету давно людей
Из легенд: шутов, колдунов и фей..
Но когда изисы искрят в руках,
И асфальт и стекла домов - в огнях,

Если слился с музыкой терпкий дым,
И смеются люди, и шутят с ним,
К Лео в сердце тихо стучит секрет -
Это чушь, что магии нынче нет.

Тронуть сердце легким напевом струн,
Танцевать кому-то лихой мельбурн,
Тронуть душу строчкой; своей рукой
Проверять по ульям пчелиный рой,

Зажигать огонь и смешить людей
Иль играть, как сказочный лицедей -
Мир весною дышит, несется стих...
Если что-то делаешь для других.

Колдовство кружится у наших ног,
Обвивает ночью любой порог,
И под вечер, утром, в рассвете дня,
Ты услышишь шепот: "Узнай меня".

Лео крутит пламя, шумит толпа,
В лужах пляшут огненных два снопа,
Тихо шепчет ветер: "За край шагнешь?"
Он смеется.
В городе
Гаснет
Дождь.

@темы: Осень, Стихи, Творчество

17:50 

Меж двух огней

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Я не помню, сколько уж лун прошло,
И не помню южной сирени цвет.
Сколько лет и месяцев утекло,
Как я встал на этот пропащий след?

Началось все так: ночевал в горах,
И холодный воздух искрил золой,
В вышине сияния змеи - ах! -
Озаряли синей волною склон.

А потом гляжу: в вышине костры -
Нет, не звезды то, а костры горят -
Возле них искрятся богов пиры,
И прозрачны духов тела парят.

Вдруг сияния свет стал уж ближе - глянь -
И окутал дымкой густой мираж,
И простой реальности тает грань,
Открывая взгляду чудной пейзаж:

Вон стада архар, вон олений след
Пестрой змейкой вьется, уходит ввысь,
А земля - остался лишь силуэт...
Вон прозрачной тенью крадется рысь,

А костры горят все ясней, иду
Я на странный свет среди ярких звезд,
Позабыв про отдых и сон, в бреду...
Так промчалось много и зим, и весн.

Завывала навь, и мела метель,
А сияния свет - словно гладь воды...
Я пришел к кострам через сто недель,
Как мне белый снег не скрывал следы.

Возле тех костров - очертания спин,
Отражения глаз холоднее льда,
И у каждой тени - сто сот личин,
В волосах - колышется лебеда.

Предлагали мне их воды испить,
Только странен, чужд, незнакомый вкус...
Я остался там и старался жить,
Только нет-то нет, да и обернусь.

И гляжу я вниз, а внизу - земля
В ореоле ярких белесых змей,
И костры горят и зовут меня,
И манят домой из чужих земель.

Я пустился в путь и добрался - вновь,
У костров я грелся и пил вино,
Источал на сказки запасы слов,
Их крутя, как вертят веретено.

Я смеялся вновь, снова спал и ждал,
И надеждой тронут несносной был,
Я держал в руках ледяной металл
И под ветром северным снова стыл.

Я построил дом, я нашел жену,
Я носил из леса вязанки дров.
...Но раз в год иду я на ту скалу
И гляжу на блики
Моих
Костров.

@темы: Стихи, Творчество

23:10 

Маяки

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Небо серо, небо темно, небо мрачно хмурит брови,
Завывает злющий ветер, моря дыбятся бока.
Словно тур, бушует море; с галереи смотрит Ови,
Он уж двадцать лет, пожалуй, как смотритель маяка.

Ови хмур, устал, невесел, седина в висках застыла,
И от соли и от влаги все болит его рука...
Только если ночь настала, если ветер дует с тыла,
Зажигает наверху он ярко пламя огонька.

Он хранит обет старинный: "От заката до рассвета
Береги огонь бесценный - вестник гибельной земли.
Если в сон тебя уж клонит, и продули злые ветры,
Помни: в эту бурю в море тоже ходят корабли".

Небе серо, небо темно, небо мрачно хмурит брови,
Завывает злющий ветер - ох и доля нелегка! -
Варет стала за штурвалом. Ах, хватило б только воли,
Только времени увидеть отсвет вспышки маяка.

Сколько раз уж говорили: коли женщина под мачтой
По своей осталось воле, значит точно жди беды.
Только Варет их упрямей, только Варет ждет удачи...
Только б Бог Морской позволил выйти целой из воды!

Варет горбится, и пальцы уж готовы и разжаться,
И усталость накрывает с головою, как волна...
Варет с детства не привыкла отступаться и сдаваться,
Но когда дрожат колени и сгибается спина,

В темных бурях и буранах Варет видит свет маячный,
И ведет корабль из шторма, и удача вновь в руках...

...А когда нет сил у Ови, он усталый, злой и мрачный,
То шаги звучат чужие в галерее маяка.

И когда погасло пламя, ветры вьются за плечами,
На полу вода морская, как соленая слеза...
Варет входит мягким шагом, наливает тихо чаю,
И сверкают как морские маяки ее глаза.

@темы: Стихи, Творчество

10:46 

История одного Капитана

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Сильный ветер волнуется, рвет паруса,
Он отныне уже не вернется назад,
Пусть накинется шторм иль морская гроза -
Нет дороги к полоске песка.

Капитан смело смотрит в холодную даль,
Волны тихо качают и моют печаль,
С тихим скрипом по морю крадется корабль,
А за ним подплывает тоска.

Говорят, что он смел и удачлив, как черт,
Говорят, что судьба его ждет свой черед...
Говорят, повелитель он бурь и погод,
И в тех слухах и правда живет.

Говорят, с колыбели обвенчан с волной,
Говорят, что богов он ведет за собой,
Говорят, что в груди его кракена вой...
Только мало ли, кто что поет.

Впереди - океан, в вышине - небосвод,
Должен двигаться он только вверх и вперед,
Через скалы смертей, через море невзгод,
Чтобы встретиться снова с судьбой.



Было ветрено, пел и шумел океан,
Галеон снова волны встречал на таран,
Их манили маршруты к отметинам стран,
Что на карте свернулись змеей.

И вдруг юнга с гнезда закричал: "Впереди!
Там пиратский корабль! И нам не уйти!"
Капитан поспешил поглядеть подойти
И с ухмылкою принял он бой.

Изготовили пушки, смели паруса,
Заблестели восторгом матросов глаза,
И в душе капитана играет гроза,
Чайки кружатся над головой.

Вот уж первого залпа растаяла мгла...
И их мачта сломалась, как в сказке - игла,
А затем и другая, и вот их игра
Уж подходит к конечному дню.

Вот уж крепятся крюки к послушным бортам...
И к мятежному морю воззвал капитан:
"Помоги одолеть, я и жизнью отдам
Тебе долг за команду мою!

В твоих силах точить и гранит, и алмаз,
В твоих силах топить самых смелых из нас,
А твой голос сильней, чем мой жалкий приказ!
Никому не тягаться с тобой..."

Гулко море взревело, приняв его зов
И поверив отчаянию сказанных слов;
И корабль врагов, как в смелейшем из снов,
Опрокинуло черной волной.

Только буйству стихии не видан предел,
Море дико беснуется, ветер взревел,
И каскад черных брызг с высоты полетел;
Капитана накрыла вода.

Повернулся корабль и начал тонуть,
Людям чужда стихии упрямая суть...
Капитан все пытался вскричать и вздохнуть,
Только замер, услышав слова:

"Ты так глуп, безрассуден, отчаян и смел,
Ты взывать к моей сущности тайной посмел...
Жизнь хотел ты отдать... Приглянулся ты мне!
Потому оставляю в живых.

Жизнь свою оценил ты как жизни людей,
Тех, что шли за тобою в пучины морей,
Я их души возьму вместо жизни твоей,
Ну, а ты, что мой голос постиг...

Наделю тебя силой, и воля твоя,
Будет бурями двигать, срывать якоря,
Побеждать страшных гадов, богов не гневя,
А твой смех будет грома страшней.

Твой корабль будет грознейшим из кораблей!
Но не в силах ты будешь причалить к земле,
Повторю, приглянулся - оставлю себе,
Ты же - спорить со мной не посмей".

Он очнулся, а солнце уходит в зенит,
Слабой дымкою берег далекий покрыт,
"Не приснилось ли мне?" - он подумал, но спит
Экипаж корабля уж на дне.

Одиночество крючьями в душу вошло,
Стало страшно, темно, одиноко и зло...
Он попробовал к берегу плыть, но ничто
Не могло уж приблизить к земле.

И теперь капитаны окрестных портов,
Говорят: есть корабль - описать нету слов! -
Капитан его бури страшней, но готов
Он подчас и спасти моряка.

А откуда он взялся, не знает никто,
Но зато говорили раз десять иль сто,
Что он может взывать даже к песням ветров,
А штурвал он уж держит века.



Капитан смело смотрит в холодную даль,
Волны тихо качают и моют печаль,
С тихим скрипом по морю крадется корабль;
На воде - ярких бликов парад.

К нему ласкова моря угрюмого тишь,
Шепот волн - просыпаешься с ним, с ним и спишь...
Но моряк отплывает затем только лишь,
Чтоб однажды вернуться назад.

@темы: Творчество, Стихи

21:56 

Путеводная звезда

Грядет новый день, и будет рыба! (с)
Ветер мягко несет и кружит отголоски легенд,
И большая медведица ласково смотрит с небес
И качает в когтях старый замок и юных принцесс,
Бальный зал, коридоры, что на ночь утратили свет.

И принцесса сестре говорит: "Посмотри: в вышине
Там сверкает луна, ее око - морозный агат,
А еще там звезда, чьи на север лучи все глядят,
И их свет так искрится в решеток тугом серебре.

Это наша звезда, ты запомни, мы вырастем, Инни,
Будет север далекий пред нами, как море, лежать,
Нам придется, конечно, упорно и долго бежать..."

"Мы туда доберемся?"

"Но знаешь, там холод и иней,

И полярные ночи, и льдов там прозрачны хребты,
Там жестоки ветра - то не юг наш, покоем укрытый,
Там бывали под час и мечты самых смелых разбиты..."

"Ну а мы доберемся, ведь наши сильнее мечты!"

"Там холодные айсбергов синие, гладкие льды,
Но зато там сияние, что в небе, как шелк изумрудный,
И там горы - конечно же, путь будет трудный..."

"Но нам светят лучи путеводной далекой звезды!"


С той поры промелькнуло шесть лет, их страницы
Пролетели легко - и заметить нельзя, не ухватишь,
Ведь года ты под час так беспечно и глупо растратишь,
Чудный дар лапы синей удачливой птицы.

И принцесса влюбилась - о нет, не печально, как часто
В старых сказках любили писать - в дворянина
Из богатой семьи; и далекого севера льдины
Вдруг померкли пред ней, а ведь раньше искрились так ясно.

А сестра в старый сад вновь зовет, и на крыши, и к речке,
А принцессе негоже. О нет, не бывало обиды
У разумной и строгой спокойной красавицы Идды
И у вежливой Инни, что часто бывала беспечной...

Но до той лишь поры, когда старые лорды явились,
Стал вопрос: кто же первой воссядет на трон...
И неделю спустя уж гремел не жалеющий горн:
Королевство распалось, ведь обе сестры согласились.

Под знаменами Идды держались отважно войска:
Их блестели мечи в самой страшной войне - межусобной,
И под знаменем Инни не дрогнули воины в бойне...
Опахалом войны обнесло королевство песка.

Ярок блеск алебард был, доспехи бурели от крови,
И хотя оба войска казались могучей стеной,
Для одной стороны лишь бывает проигранным бой,
И вот Идды бойцы уж отходят к последнему слову.

И, казалось, страной суждено было править Инессе,
Только та вдруг пропала из тихого спящего замка,
Отступили войска, и упала победная планка,
Королевство в руках уж почти проигравшей принцессы.

Только Идда, однажды, оставшись опять допоздна,
(Ее в сон от чего-то, как раньше, под вечер не клонит),
Вдруг глядит: украшает, искрясь в свете ока луны, подоконник
Из обычной фольги их с сестрой путевая звезда.

@темы: Стихи, Творчество

! .:Стихи на diary.ru:. !

главная