айронмайденовский
Невидимые беллиорцы следят за тобой!
первый

Разум холодный, сравнимый с осенней ночью
(горчащей полынью, прошитой паденьем звёзд), —
он, подчиняя слабых, от глупости ставших кротче,
пределы людских мечтаний в рассветную высь вознёс.
И чья-то жертва — естественная погрешность,
клякса, ползущая алым по каменной клетке плит.
Чужд мистицизм глядящемуся в неизбежность,
но враг его смотрит дальше, и он никогда не спит.

...память холода высохший стебель хранит.

второй

Нет милосердия, что было бы выше закона.
Девичий шёпот обвил спящий город и стих.
Выхода нет, если только молчащим заслоном
стать на холме посреди многомудрой степи.
Танец — залог равновесия, власть — постоянства.
Жизни побеги наружу из крови и тьмы проросли.
Кто говорит с тем безбрежно живущим пространством,
не давшимся глазу, тому всё открыто вдали.

...появилась в нём горькая ясность земли.

третья и четвёртая

Всё запутанно, холодно. Свет отразился в реке.
И по доскам шаги, и за ухом — полынная горечь.
Не несут исцеление руки, а жизнь не даёт револьвер,
и встаёт над домами слепая кровавая полночь.
Мы вдвоём не боимся предательств; во лжи, как в воде,
а святой ореол среди грязи и боли блистает.
Мы — предвестник беды, мы беда, знак: концу быть беде,
где бы мы ни прошли, там растёт всё и всё увядает.

...двуединство притягивает и пугает.

все и никто

Жертвовать всем или малым; что мало, что больше?
Растёт меж обломков пьянящее запахом трав,
течёт кровь по жилам, накрытым земельною толщей,
и молится в храме чума, свою жатву собрав.
Много дорог, перекрещенных, спрятанных линий
в усталых сердцах потаённо, незримо лежит.
Узкие тропы отмечены — запах полынный
в мареве осени, что еле заметно дрожит.

а финал остаётся, как прежде, открыт.

финал

Память холода высохший стебель хранит,
появилась в нём горькая ясность земли.
Двуединство притягивает и пугает,
а финал остаётся, как прежде, открыт.

@темы: Лирика, Осень, Стихи